ГОСПИТАЛИ ТАТАРСТАНА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Категория: 

По многочисленным просьбам начинаем публикацию документов Филиала Центрального Архива (Военно-медицинских документов) МО РФ (г.Санкт-Петербург) с подробным описанием жизни и деятельности госпиталей Татарии в годы Великой Отечественной войны.
При цитировании ссылка на авторство обязательна.
Сохранена орфография и пунктуация документов.
Просим прощения за орфографические ошибки и возможные ошибки в написании ФИО.

Закиров Анас Давлиевич, подполковник медслужбы в отставке, г.Санкт-Петербург

Черепанов Михаил Валерьевич, зав. Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны Национального музея РТ

ЭВАКУАЦИОННЫЕ ГОСПИТАЛИ ВЦСПС ТАТАРСКОЙ АССР

Нападение фашистской Германии на СССР потребовала отмобилизования Вооруженных Сил страны и медицинской службы, формирования многочисленных медицинских частей и учреждений. Развернутые по мобилизационному заданию эвакуационные госпитали не обеспечивали потребности действующий армии в госпитальном коечном фонде. Поэтому Совет Народных Комисаров Союза ССР уже 7 июля 1941 г. вынужден принять по ходатайству Санитарного Управления Красной Армии решение о дополнительном развертывании госпитальной коечной сети, общая емкость которой более чем в 1,6 раза превышала предвоенные планы. Число, специализация и емкость этих учреждений определялась, с одной стороны, потребностями действующей армии, а с другой стороны ресурсами здравоохранения и возможностями материально технической базы для их размещения в том или ином районе, области. Эвакогоспитали формировались по линии НКЗ и НКО СССР, и некоторая часть госпиталей по линии ВЦСПС. Решением Совета Народных Комиссаров СССР от 17 июля 1941 г. в госпитали были превращены 632 дома отдыха, и 221 санаторий, общая коечная емкость которых составила 55000 коек.
С началом Великой Отечественной войны Всесоюзный Центральный Совет Профсоюзов, на территории Татарской и Удмуртской АССР развернул 6 госпиталей на 1400 коек зимой и на 2160 коек в летнее время. Все эти госпитали организованы на базе бывших санаториев и домов отдыха профсоюзов. Руководило ими Управление госпиталями ВЦСПС по Татарской и Удмуртской АССР расположенное по адресу: г. Казань, ул. Карла Маркса, дом 71. Начальниками Управления за время его существования были: Абатурин, Бродский. Задоров, Цибульский, Суслин заместителями начальника Либерман И.Л., Розенблит Я.И., Гинзбург Б.С. Постановлением ГКО от 22 сентября 1941 г. все эвакогоспитали, сформированные в военное время и расположенные в тыловых районах страны, передавались в ведение Народного комитета здравоохранения СССР. В работе Госпитального совета Главного управления эвакогоспиталей НКЗ СССР принимало участие свыше 500 лучших представителей научной и практической медицины СССР, непосредственно занимавшихся лечением.
При Управлении госпиталями ВЦСПС Татарской АССР и Удмуртской АССР создан Госпитальный Совет. В него входили: Абатурин (Нач. Управления), военврач I ранга Розенблит Я. И. (Зам. нач. Управления), профессора Ратнер Ю. А., Заблудовский А. М., Шулутко Л. И., Мазур Б.Л., Циммерман Г.С., Русецкий И. И., Малкин З. И., Велекжанин, Левенштейн Б. П., Колесова (профсоюз медработников) военврачи Волкова (4575), Муратов (3644), Фельдман (4021), Романов (Нач. ЭП 48), Елесеевич Э.И. (ЭП 48), Лаптев (ЭП 48), Олесинова, Приказчикова, Дамперова, Смирнова, Чебатарева.
Совет занимался организационно методической работай лечебного дела в госпиталях. Начиная с 1942 г. для ускорения восстановления здоровья раненых и возвращения их в строй и к труду в госпиталях системы ВЦСПС, расположенных на базе санаториев и домов отдыха, стали широко использовать восстановительные виды лечения с применением естественно-природных факторов.
Организационно штатная структура эвакуационных госпиталей было достаточно унифицированной и предусматривала в его составе управление, включая партийно-политический аппарат, медицинскую часть, приема - сортировочное отделение, несколько медицинских отделений, а также рентгенологическое, лабораторное, физиотерапевтическое кабинеты или отделения лечебной физкультуры, и стоматологический кабинет. Госпиталь располагал необходимыми для материально-технического обеспечения складами, аптекой, транспортом, кухней-столовой, и средствами связи. Почти все госпиталя размещались в лесных массивах преимущественно в хвойных лесах с песчаной почвой часто на берегах рек (Кама, Волга) в климатическом отношении пригодны для проведения специального климатического лечения, наряду с остальным лечебным комплексом. Госпиталя хотя размещались в зданиях домов отдыха и санаториев УДОС, в подавляющем большинстве были не приспособлены под лечебные учреждения. Все здания имели большой износ: ремонт, который проводился в эти годы, не соответствовал требованиям.
Твердым и мягким инвентарем все госпиталя были обеспечены полностью в соответствии с нормами. В дальнейшем после изнашивания ощущался нехватка постельного и нательного белья, носков и других принадлежностей. Катастрофически не хватало зимней больничной одежды, валенок для перемещения ранбольных внутри ЭП для консультаций или лечения.
В начале войны 3 госпиталя ВЦСПС Татарской и Удмуртской АССР оборудованы всем необходимым для оказания высококвалифицированной медицинской помощи раненым и больным: ЭГ Казани 3644, ЭГ в Васильево 4088 и Тарловский ЭГ 4089. Они и осуществляли развернутые методы лечения обладая основательной физиотерапевтической, рентгеновской аппаратурой и лабораторией; вели значительную оперативную работу. Потому и расходовали значительно более средств на лечение (60-85%) остальные 3 - Ижевский 4020, Сарапульский 4021, и госпиталь размещенный в Пустых Морквашах Татарской АССР 4575, использовали всего около 5% на лечение отпущенных средств на лечение. В лечебно-эвакуационном отношении были неполноценны - имели плохие пути подъезда, плохо снабжались электроэнергией; не имея рентген-установки, вынуждены были пользоваться услугами других госпиталей, что резко снижало качество их лечебной работы.
В эту группу можно включить и госпиталь 4147 на 100 коек в селе Петровка в Бугульминском районе, совершенно примитивное по организации лечебного процесса, который работал как придаток ЭГ НКЗ 2784, который существовал не долго. По документам работал с 25.09.1941 по 1.10.1942 г. начальником и врачом в одном лице была военврач С. Дворникова. Военком М. Короедов.
Раненые и больные доставлялись в госпиталь с ближайшие железно дорожной станции военно санитарными поездами и санитарно транспортными судами по реке Волга. Анализируя структуру заболеваемости больных, можно сказать, что за все годы войны на первом месте стоял туберкулез легких (41,1 - 46,6%), на втором заболевания легких нетуберкулезного происхождения, третье, место занимали язвенные болезни желудка и сердечно сосудистые заболевания.
В связи создавшем положением по туберкулезу среди ранбольных был поставлен перед главным Управлением вопрос о превращении одного из госпиталей (ЭГ 4089) в госпиталь для туберкулезных больных и для раненых торакальной группы. Наиболее приспособленным для этой целей, как по своему размещению больных по зданиям, так и по обеспеченности квалифицированными специалистами, хорошо обученным средним медицинским персоналом и тренированным младшим обслуживающим персоналом и техническому оснащению самих стационарных отделений оказался госпиталь 4089, где до войны был туберкулезный санаторий. По снабжению лечения туберкулезных больных был госпиталь 4089, где раньше до войны был туберкулезный санаторий. Кроме специфического и хирургического, туберкулезные больные лечения требуют климатического лечения, поэтому разрешение на специализацию госпиталя 4089 получено для выше упомянутой торакальной группы и для некоторых категории туберкулезных больных. Уточнён профиль этого госпиталя и по согласованию с МЭП 48 разработаны показания и противопоказания для направления больных в госпиталь 4089. Кроме этого в 1941-1942 годы туберкулезные отделения пришлось создавать еще при 4-х госпиталях:
ЭГ 4088 - 60 коек
ЭГ 3644 - 35 коек
ЭГ 4021 - 50 коек
ЭГ 4020 - 20 коек
ЭГ 4089 - 50 коек
Наряду с этим не отпала необходимость сохранить в Казани небольшое этапное эвакуационное отделение - коллектор на 30-35 коек которое иногда доходило и до 100 коек (ЭГ 3644) Оно было развернуто мало пригодном двухэтажном здании, без каких либо балконов и веранды.
К концу лета 1942 г. потребность в туберкулезных койках сократилась, появилась возможность вернуть соответствующие отделения в госпитали 4088 и 4089 Сарапульский госпиталь совсем был не приспособлен для размещения и лечения туберкулезных больных. Последнее обстоятельство побудило командование Управления госпиталей убедить Эвакопункт № 91 о необходимости расформирования туберкулезного отделения в ЭГ 4021 и 4020. В специализированных госпиталях и отделениях для туберкулезных больных наряду с консервативными методами лечения применялись и активные способы лечения в виде искусственного пневмоторакса и ряда других оперативных методов.
В эвакогоспитали Московского и Приволжского военных округов направлялись раненые и больные сохраняющие годность к военной службе и нуждающиеся в лечении в течение 4 месяцев.
Основной группой раненых в госпиталях ВЦСПС - были пострадавшие от ранений верхних и нижних конечностей. Соотношение тех и других в отдельных госпиталях оставалась почти одинаково, так в ЭГ 3644 ранениями верхних конечностями составили 60,5% - общего количества ранений, а ранений нижних конечностей (и таза) 24,3 %.
В госпитале 4021 - 52% и 29%.
В госпитале 4088 - 54% и 35%,
в госпитале 4089 и 4575 соотношение было почти такое же 59% и 24%, аналогичное и в госпитале 4020 - 56% и 30%.
С приближением победы изменилась направление и содержание лечебной работы. Легкораненые теперь полностью оставались на передовой во фронтовой госпитальной базе. В тыл шёл более тяжело пораженный контингент, требующий длительного лечения, сложных хирургических вмешательств.
При таком потоке раненых наличие рентген-кабинетов было остро необходимо. Но их не было в госпиталях 4020 и 4021. Госпиталь 4575 имел рентген-установку, но он не работал из-за перебоев с электроснабжением и отсутствия обслуживающего персонала и химикалиев.
Оснащение хирургическим инструментарием и хирургическим оборудованием по всем госпиталям было недостаточно, но не в одинаковой степени. Особенно велики жалобы в этом отношении в первый год со стороны госпиталя 4089. В госпиталях 4575 и 4089 в неисправности автоклавное хозяйство.
Ведущих хирургов имели только 4 госпиталя (3644, 4088, 4089, 4575). Госпитали 4020, 4021 ведущих хирургов не имели и пользовались помощью консультантов, что не могло не отразиться на лечебной работе. Бактериологические исследования проводились в госпиталях 4088, 3644, в нужных случаях обращались за содействием в Микробиологический институт г. Казани.
Со временем расширилась хирургическая активность в госпиталях, введены новые методы лечения, например торфолечение (4088, 4020, 4021). Организовано кумысолечение 4089. Важное значение ЛФК в деле лечения раненых уже твердо было воспринято всеми госпиталями и потому поставлен вопрос о дальнейшем развитии ЛФК как одного из основных методов лечения.
На госпитальном совете Управления госпиталями ВЦСПС и на межгоспитальной конференции методистом ЛФК Полежаевым сделаны доклады на тему «ЛФК в госпитале 4020» и «Особенности методики ЛФК при ранениях предплечья». Медсестра Александрова на Межгоспитальной конференции среднего медперсонала в Казани сделала доклад: «ЛФК при контрактурах». В сентябре 1943 г. в госпитале 4020 организована межгоспитальная спартакиада (согласно указанию НКЗ СССР и Комитета по делам Физкультуры и Спорта СССР), в которой участвовало 48 человек с разных госпиталей гарнизона. Соревнования проводились по волейболу, городкам, кроссу на 1 км, бегу на 100 метров и метанию гранаты. Выиграл госпиталь 4020. По лыжной подготовке с хорошими результатами один раненый из ЭГ 4020 участвовал в общегородских лыжных соревнованиях, преодолев 10 км за 49 минут. Хорошо было поставлена лыжная подготовка в ЭГ 3644, 4088, 4089. Расширена и укреплена лечебная физкультура в эвакогоспиталях 4088, 4020, 4089, 4021, где занимались волейболом, городками, крокетом. В ЭГ 4088 ЛФК находился в ведении специально выделенного врача Привман, сделавшего на межгоспитальной конференции доклад «ЛФК при огнестрельных ранениях плеча». В этом госпитале летом работал солярий. При лечении раненых и больных применялись комплексные виды: хирургическое, физиотерапевтические (парафино-грязе-торфо-дымо-электро-водолечение) и бальнеологическое, а также аэро-, кумысотерапия, гелиотерапия, витаминотерапия и лечебная физкультура УГ ВЦСПС пыталась оказать помощь лечебной работе. В приказе по управлению от 15.09.1943 г. говорится:
1. установить за ЭГ 4089 профиль туберкулезного госпиталя для открытых и закрытых форм туберкулеза с применением всех современных методов терапии хирургического вмешательства.
2. За ЭГ 3644 - профиль клинического госпиталя с отделениями:
а) для старшего офицерского состава,
б) общехирургический для раненых с ранениями грудной клетки,
в) отделение для туберкулезных больных, нуждающихся в активном лечении.
3. За ЭГ 4575, 4020, 4021 и 4088 профиль общехирургических госпиталей, сохранением в ЭГ 4088 отделения для раненых в грудь.
4. Обязать главного хирурга управления проф. Заблудского добиться усиления хирургической активности в ЭГ 4020, 4021, 4575 путем систематического контроля над их работой.
5. Начальников обязать усилить охват торфолечением особенно в ЭГ 3644, 4020, 4575. Обратить особое внимание Начальников ЭГ 3644, 4088, 4089, на организацию зимней аэротерапии с использованием всех возможностей для создания специально оборудованных помещений. Просить Центральное Управления госпиталями ВЦСПС о снабжении указанных эвакогоспиталей меховыми одеялами в количестве 150 шт. Организовать водолечение в ЭГ 4020, 4088, и 4089.
Но не все задуманное удавалась осуществить. В госпиталях 4020, 4088 применялось грязелечение, в ЭГ 3644 широко применялось парафинолечение.
Широко применялась в некоторых госпиталях целенаправленная трудотерапия (4088, 4089. 4020, 4021) с организацией специальных мастерских для отдельных видов работ. Особенно пользовались успехом восстановительная трудотерапия в ЭГ 4088. Здесь мастерские размещены в отдельном корпусе, этой областью работы руководила опытная старшая медсестра, закончившая специальные курсы. В 1944 г. функционировали следующие мастерские: корзиночная, жестяночная, слесарная, столярная и сапожная. Каждым видом работ руководил инструктор. Для лежачих больных организовано плетение сумок непосредственно в корпусах, с целью разработки функции пальцев и предплечья организовано также витье канатов и веревок. Продукция мастерских - полочки, корзины, канаты, веревки, табуреты, аппаратура ЛФК - неоднократно фигурировали как экспонаты на выставках пленумов Гос. Совета ВЦСПС и НКЗ.
Также начали функционировать мастерские для адаптации инвалидов к труду. В ЭГ 4020 раненые с ампутациями обучались кузнечному и сапожному делу. В ЭГ 4088 имелись курсы пчеловодов и счетоводов, вела занятия финансовая служба госпиталя.
В госпиталях имелись ассигнования на дотацию питания раненых и больных из фондов ВЦСПС. Из хозяйственной деятельности хочется отметить подсобные хозяйства госпиталей. Весной 1942 г. в подсобных хозяйствах госпиталей ВЦСПС планировалось посеять зерновых 200 га, 40 га картофеля и 20 га овощей. В каждом госпитале организован откорм свиней, за счет использования отходов кухни и столовой. В госпиталях 4088 и 4089 были дойные коровы и кобылки. Это обеспечивало больных и раненых свежими молочными продуктами.
Питание организовано согласно требованиям времени. При госпиталях были свои пекарни (4088, 4089). Качество пищи проверялось дежурной службой. Меню старались разнообразить, чтобы оно было достаточно калорийным. Многие больные с туберкулезным процессом одновременно страдали авитаминозом и истощением.
Полное отсутствие аскорбиновой кислоты не позволило применять её в виде внутривенных и внутримышечных инъекций. В зимнее и весеннее время пища витаминизировалась отваром шиповника, хвои, цветами липы, березовым соком, отваром овса, отваром или компотом из ягод малины, черной смородины, черники, зеленым луком, салатом, огурцами, помидорами, квашеной капустой. Применяли свежий сок свеклы и моркови или кисели, соленые огурцы и помидоры.
Инструктор отдела госпиталей Татнаркомздрава Велисова Ю.В. разработала методику использования моллюсков в питании раненых и больных. Изданы методички «Лечебное питание челюстно-лицевых раненых», «Дополнительное белковое питание моллюсками» (после приготовления моллюски напоминали печеночный паштет), «Дрожи и моллюски, как дополнительное белковое питание в эвакогоспиталях тыла». В госпитале 4088 применяли костную муку для ускорения консолидации костной патологии. Кроме общего стола во многих госпиталях готовились лечебные столы 1, 2, 4, 5, 7, 11, 14, 15. В ЭГ 3644 Чебатарева М.А., в ЭГ 4088 Скворчевская Л.А., Белоусова Е.И., в ЭГ 4089 Кочина Е.А. соединяла функции терапевта и диетолога госпиталя.
Санпропускники хорошо оборудованы и соответствовали требованиям в госпиталях 4088, 4089, 4020, немного хуже было в 4575, 4021. И совершенно неудовлетворительно был оборудован 3644. Дезкамеры - вшебойки были в каждом госпитале. Хозяйственным мылом госпиталя обеспечивались удовлетворительно, качество мыла было крайне низкое. В актах проверки и отчетах госпиталей отмечается низкое качество стирки белья в связи с плохим оборудованием прачечных и ручной стиркой и отсутствием соды. Теплые уборные имелись лишь в госпиталях 4089 и 4020. В остальных вынужденно пользовались холодными уборными при здании или даже дворовыми.
За время работы во всех госпиталях улучались качество лечебно-диагностической работы.
Медицинское снабжение в разные годы войны было разное и недостаточно удовлетворительное. Перевязочным материалом и медикаментами госпиталя снабжались главном образом из Аптекауправления Татарской и Удмуртской АССР, частично из фонда Управления госпиталями. Обстановка военного времени требовала максимальной экономии перевязочных средств. С целью экономии бинтов применяли повязку с клеолом. В ЭГ 4089 готовили клеол отличного качества: из смолы хвойных деревьев. Медикаментозная дефектура была значительная в особенности в отношении наркотиков и мазей. Временами остро ощущался недостаток в дезсредствах, вате и бинтах. Инструментарием госпитали пополнялись частично за счет приобретений из магазинов Аптекоуправления а также за счет полученного медицинского имущества из Центрального Управления Госпиталей ВЦСПС. К концу войны значительно пополнился мединструментарий, хотя по прежнему в некоторых госпиталях не было автоклавов, рентген установок, мало физиотерапевтической аппаратуры, не хватало хирургического инструментария.
Лаборатории имелись во всех госпиталях, исследовалась кровь, моча, желудочный сок мокрота. Бактериологические анализы проводились в ЭГ 3644, 4088. Более сложные анализы проводились в центральной баклаборатории эвакогоспиталей г.Казани или обращались за содействием в Микробиологический институт.
Кадры. Приказом Государственного Комитета Обороны № 701 от 29.8.1941 г. весь личный состав госпиталей переведен на положение вольнонаемных сотрудников (за исключением начальников и комиссаров). В связи с мобилизацией медицинских работников гражданского здравоохранения в Красную Армию, как правило, наиболее подготов-ленных хирургических кадров, молодых, призывного возраста, проблема укомплектования эвакогоспиталей стала наиболее актуальной проблемой. Тыловые эвакогоспитали ощущали острый недостаток в медицинских кадрах. Нехватку врачебных кадров, особенно ведущих за время Великой Отечественной войны полностью ликвидировать не удалось. В среднем нехватка врачей по госпиталям составляла от 3 до 50%. Особенно положение ухудшилось в 1943 г., когда часть госпиталей ушла вслед за линией фронта на запад. В течение войны 30% эвакогоспиталей, сформированных Наркомздравом СССР, приданы Наркоматом обороны для усиления госпитальной базы прифронтовых районов. На 1.01.1945 г. во всем госпитальной сети ВЦСПС Татарской и Удмуртской АССР на лицо 38 врачей, кроме 8 консультантов, обслуживающих госпиталя. Из хирургов только 6 имели довоенную специализацию по хирургии и ортопедии. Остальные переквалифицированы из других специальностей из педиатров, стоматологов или выпускников медицинских вузов 1940-1945 гг.
Врачи распределены следующим образом:
3644 - 10; 4088 – 11; 4089 – 6; 4575 – 2; 4021 – 3; 4020 – 6. Хирургов – 17; терапевтов и фтизиатров – 7; окулист; врач лаборант; рентгенолог; врач ЛФК; невропатолог; зубных врачей – 3; врачей администраторов – 6.
В летний период количество врачей и медсестер в госпиталях становилась больше из-за расширения коечного фонда в летних не отапливаемых корпусах. Кадрами фтизиатрами госпитали 4089 (Тарловка), 3644 (Казань), 4088 (Васильево) обеспечены. В госпитале 4089 работали профессор Ливенштен Б.П., доктор медицинских наук, доцент Гильман А.Г., врач Абугова А.И., эвакуированные из Крыма. В ЭГ 4088 - Клейман Р.П., Зайцева Г.И. Управление 48 МЭП принимало активное участие в решении проблемы совершенствования медицинских кадров. Врачи направлялись на курсы усовершенствования медицинского состава в институты усовершенствования врачей, на рабочие прикомандирования в военные госпитали.
Среди приведенных групп врачей с довоенным хирургическим и ортопедическим ста-жем было 6 человек, остальные врачи в годы войны прошли обучение и усовершенствование на курсах ГИДУВа. С 1942 г. значительно пополнились кадры за счет привлечения в госпиталя ряда опытных квалифицированных врачей-консультантов. Чтобы охватить все госпитали недостающими специалистами, приходилось создавать врачебные бригады усиления. Приказом № 184 по НКЗ ТАССР и Управления эвакопункта №48 от 6 мая 1942 г. для обеспечения систематической межгоспитальной консультации, а также консультации профессорского-преподавательского состава прикреплены к эвакогоспиталям профессора, доценты и врачи-специалисты по следующему плану:
К ЭГ 3644 - профессор Рапопорт (невропатолог), хирург Велисов из МЭП №48, отоляренголог Алексеева из КГМИ, психиатр Андреев из ЭГ 1668, терапевт Елкин из КГМИ. К ЭГ 4089 - хирург Шубин из ЭГ 1311. К ЭГ 4575 - хирург Заслав Т. Л. из ЭГ 4088.
В работе госпиталей ВЦСПС принимали участие консультанты эвакогоспиталей профессора Заблудский А.М. (хирург), Ратнер Ю.А. (хирург), Домречев И.В. (хирург), Омароков Л.И., Терегулов А.Г. (терапевт), Русецкий И.И. (невропатолог), Циммерман Г.С. (отоларинголог), Левенштейн Б.П. (фтизиатр), Малкин З.И. (терапевт), Шпирт Я.Ю. Ши-манко И.И. (хирург), Мазур Б.Л. (фтизиатр), Велекжанин Н.И. (терапевт)., Шулутко Л.И. (хирург-ортопед), Шик Я.И. (рентгенолог), доцент Рапопорт Д.М. (терапевт). Доктор медицинских наук Гильман А.Г. (хирург-фтизиатр). Одно из направлений совершенствования лечебной работы ЭГ - обеспечение единства методики хирургического лечения, повышение специальной подготовки медицинского персонала, внедрение в лечебный процесс наиболее эффективных и рациональных методов лечения. Консультанты не только консультировали, но и оперировали, делали доклады, читали лекции, принимали участие во врачебных конференциях, руководили научной работой. В конце 1941 г. Управление эвакогоспиталями Всесоюзного Центрального Совета Профсоюзных Советов утвердило план НИР в эвакогоспиталях на 1942 год, включавший 136 научных тем. Основное направление научно-исследовательской деятельности - лечение военных травматических повреждений, что составляет 90% тематики. 36 научно-исследовательских тем (т.е. более 26%) посвящено лечению огнестрельных ранений черепа, мозга и периферической нервной системы, при этом речь шла в основном об углублении и уточнении диагностики травм черепа и мозга и показаний к оперативному вмешательству при поражении периферической нервной системы.
В феврале 1942 г. предложено организовать в одном из госпиталей ВЦСПС Татарской АССР научную лабораторию от Института Физиологии им Павлова, Академии Наук по изучению высшей нервной деятельности с целью изучения травм центральной и периферической нервной системы. Выбор остановился на эвакогоспитале 4575. Управление госпиталей на ровне с научно-исследовательской работой потребовал от института наладить квалифицированное лечение раненых и больных с травмами центральной и периферической неровной системный и с поражением пищеварительного тракта и их последствиями. В госпитале под руководством научных сотрудников Физиологического института должны были быть организованы научно-клинические наблюдения и разработка клинических материалов, которые использовались бы в врачами госпиталя в лечебной работе. Разработаны детальные показания и противопоказания, порядок отбора и направления необходимою контингента раненых согласно нового профиля госпиталя. Но дело дальше не пошло. Возможно, условия предстоящей работы не устраивали столичных ученых. В 1944 г. в Госпитальном Совете инспектор МЭП 48 Елисеевич сказал: «Неосуществление сделанного Академией Наук предложения о создании из Морквашинского госпиталя базы Физиологического Института им. Павлова было ошибкой. Их (мелкие госпиталя) надо использовать в другом направлении - для научно-исследовательских работ, в лечении раненых с применением новых методов лечения, требующих особых условий, участие высококвалифицированных медработников, лабораторий и иных иссле-дований.»
Средний медицинский персонал в госпиталях ВЦСПС Татарской и Удмуртской АССР насчитывался 155 человек. 3644 – 25, 4088 – 47, 4089 - 39, 4575 - 15, 4020 – 15, 4021 – 14 человек. Старших медицинских сестер - 15, операционных сестер - 8, палатных медсестер - 84, диет сестер - 6, сестер хозяек – 10, методистов ЛФК - 8, физиотерапевтических сестер - 5, лаборантов - 6, рентгенттехников - 3, аптечных работников - 8, дезинфектор. Состав сестер по подготовке был пестрый и наряду со старыми, обладающими многолетним ста-жем работы. В клиниках и крупных больницах были сестры, закончившие краткосрочные курсы военного времени и оттуда направленные в госпиталь. На долю последних выпало обучение сестер основам ухода за ранеными и больными, не говоря уже о повышении квалификации. В 1942 г. в госпитале 3644 организованы курсы инструкторов ЛФК, а в госпитале 4088 курсы гипсовой техники и курсы медсестер (несколько выпусков).
За годы Великой Отечественной войны медсестры этих госпиталей получили достаточную квалификацию и оказывали большую помощь врачам в организации надлежащего ухода и лечения за ранеными и больными.
В 1944 г. в госпитале 3644 провели курсы субординаторов, а с ноября в госпитале 4088 функционировал 7-месячные курсы медсестер, которые регулярно производили набор, обучение и выпуск специалистов среднего звена. В госпитале 4020 проведены курсы медицинских сестер по ЛФК, работающих в госпиталях г.Ижевска. На территории Татарской и Удмуртской АССР в течение 1 полугодия 1945 г. функционировало 6 госпиталей ВЦСПС (1300 коек). В середине апреля в связи с намечавшийся передислокации ЭГ в Ижевске госпиталь 4020 свернут.
Во время войны в летнее время работали пионерские лагеря для детей военнослужащих. Сохранились указания о заключении договоров на отдых детей военнослужащих Сталинского района г. Казани в пионерском лагере Свияжск.
Во всех госпиталях имелись библиотеки с художественной, общественно-политической и технической литературой. В госпиталях 4088, 4089, 4020 имелись благоустроенные летние театры с кинобудками. В госпитале 4088 имелся зимний клуб с библиотекой и читальным залом. Центральных газет было мало. Мало «Красной Звезды» в которой много специальных военных статей, интересующих военнослужащих на лечении. Во всех госпиталях выпускались стенгазеты и боевые листы по отделениям. По штату в эвакогоспиталях существовала должность пропагандиста. Как правило, она была вакантная или заполнялась недостаточно подготовленными контингентом, не способным справиться с ответственной работой пропагандиста в госпиталях.
Совместная работа органов гражданского и военного здравоохранения в годы войны позволила добиться возвращения в строй 72,3% раненых и 90,6% больных. В условиях войны, сильных разрушениях коммуникаций не всегда можно рассчитывать на непрерывное пополнение действующей армии за счет людских ресурсов страны. Поэтому медицинское обеспечение личного состава Вооруженных Сил и быстрое восполнение людских потерь за счет возвращения в строй опытных бойцов - раненых и больных после лечения, становилась фактором оперативного и даже стратегического значения. Опыт Великой Отечественной войны подтвердил жизненность системы этапного лечения раненых и больных с эвакуацией по назначению. ЭГ НКЗ как конечный этап медицинской эвакуации для наиболее тяжелого контингента. раненых и больных, лечение которых не могло быть закончено в госпитальных базах армий и фронтов, внесли весьма существенный вклад в дело сохранения жизни раненых и больных и восстановления их бое- и трудоспособности в тяжелых условиях военного времени.

Источники:
Документы Филиала Центрального Архива (Военно-медицинских документов) МО РФ Г. Санкт-Петербург.
1. Ф. 266 О. 65907/1
2. Ф. 6529 О. 50836/1
3. Ф. 6071 О. 60703/8
4. Ф. 6071 О. 60702/1
5. Ф. 6071 О. 60701/2
6. Ф. 266 О. 65907/11
7. Ф. 6071 О. 60703/4
8. Ф. 6071 О. 60702/1
9. Ф. 6071 О. 60703/9

ЭВАКОГОСПИТАЛЬ № 3644 (г.КАЗАНЬ, ДОМ ОТДЫХА)

На основании приказа № 195 Народного Комиссариата Здравоохранения Татарской АССР 22 июля 1941 г. началось формирование эвакуационного госпиталя № 0173, в дальнейшем переименованного в № 3644. Начальником назначен Абдерахман Насыхович Муратов, военврач III ранга, 1896 г. рождения, родился в с. Татарский Толкыш Чистопольского района ТАССР. Окулист по специальности. Член ВКП(б), руководил госпиталем с 22.7.1941 г. по март 1943 г.
С марта 1943 г., начальником госпиталя назначен майор мед. службы Яков Израилевич Розенблат, 1896 г. рождения, окончивши Одесский медицинский институт в 1919 г. В Красной Армии с 1941 г., фтизиатр по специальности, кандидат медицинских наук. До войны директор Одесского НИИ туберкулеза и зав. кафедрой туберкулеза Института усовершенствования врачей.
С мая 1944 г. до его расформирования 12.12.1945 г., начальником госпиталя назначен подполковник медслужбы Борис Соломонович Гинзбург, доктор медицинских наук, профессор.
Помощником начальника госпиталя по медчасти была Эмилья Матустовна Сареток, 1892 г. рождения, латышка, член ВКП(б) с 1917 г., окончившая Казанский мединститут 1928 г., и ставшая начальником ЭГ 3649, 5866 расположенного в Казани, начальником медчасти ЭГ НКО № 3638.
В разное время начальниками медчасти ЭГ 3644 были Самсонов, Мария Николаевна Приказчикова, 1912 г. рождения, врач педиатр, окончившая мединститут в 1935 г.
Госпиталь организован в г. Казани на базе Казанского дома отдыха 22 июля 1941 г. Он размещался в зеленом массиве на 13 га. Территория которого переходит городской парк Культуры и Отдыха. Местность здоровая и благоустроенная. При формировании планировалась 200 штатных коек. Профиль госпиталя – хирургический. Основные койки использовались для раненых в грудную клетку и общехирургических раненых. На территории госпиталя было 17 жилых здания дачного типа, 8 из которых принадлежали госпиталю. Стационар размещен в 9074 кв. м общей жилой площадью, в 5 зданиях из них три - одноэтажных деревянных здания, одно 2-этажное деревянное здание и одно 2-этажное каменное. Одно здание отведено под лабораторию и аптеку, по одному зданию под канцелярию и общежитие для сотрудников госпиталя. В 1 квартале 1942 г. запланировано 250 коек, фактически развернули - (в марте) 300. Профиль госпиталя - общехирургический.
На ряду с ранениями опорно-двигательного аппарата в госпиталь поступали раненые в грудную клетку. Одно отделение на 50 коек предназначалось для обслуживания раненых старшего офицерского состава. Оно расширилось в конце войны до 175 коек.
Отрицательным образом на работе госпиталя отражалось проживание на его территории свыше 60 семей посторонних жильцов и отсутствие канализации во многих корпусах. Освещение было электрическое. Водопровод от городской сети, подводился ко всем корпусам, но из-за слабого напора водопровод не мог в полной мере обеспечить потребность госпиталя в воде. Канализация требовала капитального ремонта. Электроэнергией госпиталь снабжался удовлетворительно, но по отчетам 1942 г. Управления госпиталей техническое состояние электростанции оценивалась как аварийное. Ремонт затягивался из-за отсутствия материалов и запасных частей. По всей электрической сети требовалась замена проводов.
В целях успешного проведения профилактических мероприятий по борьбе с парази-тарными тифами в эвакогоспиталях на основании приказа Наркомздрава Союза от 25 но-ября 1941 г. №64, госпитали обязательно должны были иметь дезкамеры.
Госпиталь оборудован дезкамерой типа "Гелиос" мощностью на 250 кг белья. При поступлении одежда и белье ранбольных пропускалась через камеру, периодически пропаривались и одеяла. При госпитале имелась баня, примитивная прачечная со скудным оборудованием мощностью 60 кг, которая в состоянии была обслуживать кухню и столовую. Стирка белья производилась вручную. Печки-прачки предоставлены шефами, заводом «Серп и Молот». В основном белье стиралась в гарнизонной прачечной, качество стирки было не удовлетворительное, возвращалось в сыром виде. Имелись склады для чистого и грязного белья. Одним из существенных недостатков в работе госпиталя являлось отсутствие благоустроенного санпропускника. Имелось незаконченное строительство - санпропускник. Обменный фонд обмундирования требовал постоянного пополнения из-за угрозы срыва или задержки выписки и отправки на фронт. В марте 1942 г. командование госпиталя обратилась в Молотовский райисполком г. Казани о выделении земли для огородничества площадью 12 гектаров для подсобного хозяйства госпиталя и работников госпиталя за рекой Казанка (возле Коровьего Моста). После первой военной зимы порыв заниматься огородничеством был достаточно большой, в списке желающих 140 человек. В госпитале имелся свинарник, корм для которого брали из отходов кухни и столовой госпиталя, столовой завода № 230. Это была инициатива помощника начальника госпиталя по материальному обеспечению Николая Игнатьевича Суслина, который начинал работу начальником продовольственного отдела. Его характеризовали как дисциплинированного начальника, требовательного к себе и подчиненным, обладающего большими организаторскими способностями. Питание организовано согласно требованиям того времени. Пищевой блок располагался в отдельном здании вдали от корпусов дач. Особенности расположения столовой не позволяли проводить питание в ней в осеннее-зимнее время, что значительно осложняло работу кухни-столовой. Помещение столовой включало в себя, варочный цех, состоявший из общего зала кухни и отдельных цехов: хлеборезки, моечной столовой посуды. Нет отдельного помещения для заготовочной, овощечистки и моечной кухонной посуды. В кухне производили разделку полуфабрикатов и приготовление блюд. Пропускная способность столовой малая, приходилось кормить в 2 смены. Складские помещения находились в значительном расстоянии от столовой. Склад для сухих продуктов помещался в сыром подвале и не отвечал санитарным требованиям. В госпитале имелось овощехранилище и ледник. Не хватало кухонной посуды, особенно мелкого размера. Повара были высокой квалификации. Меню раскладка составлялось при участии диет врача ежедневно. Имелась схема меню на неделю. Кроме общего 15 стола, готовили диетические столы: 1, 2, 4, 5, 7. по мере необходимости индивидуальные столы. Рацион раненых и больных обязательно витаминизировался разными добавками, назначались лечащими врачами. Настой шиповника готовили в аптеке. Ранней весной в течение 2 недель все больные получали витаминизированную лактозу.
Топливом госпиталь снабжался из близлежащих и дальних лесов, из Суслонгера и Шелангера. Дрова доставлялись по железной дороге до Казани, а оттуда гужевым транспор-том до госпиталя. За 1944-45 гг. выделено госпиталям Казани 40 тысяч куб. м. леса из Лебедянского ЛПУ. Для вывоза дров требовалась прокладка лежневой дороги, госпитали отправляли туда рабочие команды (не менее 50% мужчин).
Транспорт. В госпитале было 15 лошадей, 14 - получены от Татвоенкомата через НКЗ и 1 от Управления Госпиталей ВЦСПС. Лошади работали не менее 10 часов в день главным образом на вывозе дров и другого на расстоянии от 10 до 35 км. На вывозе овощей (8-10 км), вывозе сена и фуража (30-40 км). Подковывали лошадей в гарнизонной кузнице им. Буденного. Сено заготавливалось около 30 тонн в д.Ипанчино Лаишевского района. Среди работников тыла - Рыбин П.В., Ширяев П.Ф., Ионов Н.П., Лонщаков М.С., Винокуров. Начальником финансовой части были Катков А. М., Хватков А.М.
Контингент раненых и больных прибывал военно-санитарными поездами и санитарно-транспортными судами. В госпиталь ранбольные доставлялись санитарным автотранспортом 48 МЭП.
Лечебная работа базировалась на принципах комплексного лечения с применением всех известных в то время эффективных антимикробных средств: сульфаниламидных препаратов (стрептоцида, сульфидина) новейших антибиотиков (пенициллина, грамицидина) и др. Вместе с хирургическим вмешательством различные элементы лечебного комплекса составляли единый процесс. Они предусматривали: общий лечебный режим, хирургические мероприятия, гемотрансфузии, медикаментозное лечение, физиотерапевтические методы, курортные средства, гигиенические гимнастики, лечебную физкультуру, трудотерапиею, спорт, массаж, лечебное питание, витаминотерапию.
По совместному приказу Эвакопункта №48 и Управления госпиталями ВЦСПС по Та-тарии в счет развернутых коек с 1 марта 1942 г. в госпитале для больных с открытой фор-мой туберкулеза организовано отделение на 35 коек, который в разное время вырастала до 100 коек. Отделение располагалось в отдельном здании площадью около 150 кв. м (в этом же здании жили посторонние жильцы и занимали 31 кв. м площади). Здание не приспособлено для лечения туберкулезных больных: теснота, мало площади, сначала отсутствовали пневматорксный кабинета, перевязочная, смотровая, изолятор для тяжелых больных. Единственный положительный фактор - окружение садом и парком, что использовалась для лечебных целей. Больные целыми днями проводят на воздухе, кушали, отдыхали, принимали воздушные ванны, проводили утреннюю гимнастику. Отделение выполняло роль коллектора, куда поступали больные из ЭГ, санпоездов и судов. Постепенно все функциональные кабинеты были организованы. Госпиталь, игравший роль коллектора по туберкулезу, во второй половине 1942 г., стал широко использовать активный метод лечения больных - искусственный пневмоторакс. При консервативных методах применялись все виды лечения: усиленное питание, фармакотерапия, физиотерапия, витаминотерапия, ЛФК, трудотерапия.
С момента создания госпиталя до марта 1942 г. рентген кабинета не было. Нуждающиеся в рентгеновском обследовании направлялись в соседний госпиталь № 1667, где своевременно и безотказно проводилась рентгенодиагностика. Свой рентген кабинет госпиталь оборудовал в марте 1942 г., рентген аппарат установили передвижной импортный (английский). Одно из главных недочетов начального периода госпиталя - оснащение госпиталя, влияющее на качество работы, невозможность проводить рентгеноскопию у себя, так как имеющийся в госпитале рентген-аппарат не имел просвечивающего экрана с просвинцованным стеклом. Рентгеноскопия проводилась один раз в неделю в туберкулезном институте. В дальнейшем в госпитале появилась ретгеноскопия. В марте 1942 г. во вновь организованное туберкулезное отделение госпиталя 3644 изо всех госпиталей Казани и районов свезены тяжелые больные с открытой формой туберкулеза, многие из которых не выдерживали дальнюю дорогу и умирали в ближайшие 10 дней после поступления. При анализе всех случаев смертей туберкулезных больных можно отметить, что грубых расхождений в клинических и патолого-анатомических диагнозах не было.
Во время войны смертность от туберкулеза составляла в среднем 27% смертности от других болезней.
Консультантом вновь открытого отделения назначен Николай Михайлович Захаров, 1892 г. рождения, военврач II ранга, фтизиатр, до войны преподававший в Казанском ГИ-ДУВе, начальник отделения ЭГ 1670. Доцент Захаров Н.М. внезапно умер 8.05.1942 г. Похороны организованы Горздравотделом.
В госпитале врачами проводилась научная работа по определению количества угольной ангидразы у больных с открытой формы туберкулеза.
Хорошо поставлена работа в физиотерапевтическом кабинете, где консультантом работал врач Маслов. В кабинете имелись: диатермия, кварц, соллюкс, франклин, дорсенваль, аппарат для парафинолечения. В госпитале не было торфа и грязелечения. ЛФК имел большое значение в лечении больных и раненых. Хорошо развит лыжный спорт. Методи-стом по ЛФК работала медсестра Моисеева, которая в 1943 г. командирована на курсы усовершенствования по ЛФК в Челябинскую область, в научно-исследовательский госпиталь нейрохирургического профиля, в Кисигач, где работал нейрохирург профессор А.Р. Лурия.
Врачи, работавшие в госпитале: Сареток Э.М., Приказчикова М.Н., Дамперова А.И., Даминова М.Л., Смирнова А.Н., Щербинина (Щербакова), Букина В.В., Захаров Н.М., Муртазина Н.И., Ионова Т.Н., Подлевская Л.Г., Пантелеева, Голикова П.Л., Козлова М.В., Цыпкина Ф.Л.
Со второй половины сентября 1941 г. стал функционировать зубоврачебный кабинет. Зубным врачом была Патти Львовна Голикова - опытный специалист, она проводила плановую санацию полости рта ранбольных. В начале работы не хватало оборудования, не было зубоврачебного кресла, инструментов и пломбировочных материалов.
Кабинет лечебной физкультуры был слабо оснащен. Приобретены необходимые приспособления и инвентарь.
Госпиталь имел клиническую и баклабораторию, хорошо оснащенные необходимой аппаратурой и оборудованием, чтобы произвести все виды анализов. Зав. лабораторией была Чеботарева Мария Алексеевна, лаборантами Пантелеева Н.В., Герасимова Р.Р., Кондратьева С.С.
В госпитале хирургический блок оснащался постепенно. Его работа организована благодаря командованию и консультанту хирургу Ю.А. Ратнеру.
В начале работы остро ощущалось отсутствие хирургических навыков врачей и медсестер, недостаток в хирургических инструментах (костные щипцы, крючки, ложки, кусачки). Об этом написано в благодарственном письме врачей госпиталя профессору Ю.А. Ратнеру: «Мы, врачи ЭГ 3644, хотим отметить работу консультанта нашего госпиталя Ю.А. Ратнера. Мы пришли в госпиталь, почти все без хирургической подготовки и с пер-вых дней работы приняли в госпиталь раненых с фронта. С первых моментов нашей работы перед нами возникли вопросы, требующие немедленного разрешения. В этот напряженный момент к нам пришел консультант-профессор Ю.А. Ратнер, он не ограничился осмотром больных, а вплотную взялся за организацию хирургической работы в госпитале: помог распланировать помещения для перевязочной и операционной, расставил силы, сделал каждому указания, учил при проведении перевязок, давал установку каждому работнику, учил не только механической обработке ран, но и описанию ран в историях болезни. И первые записи продиктовал нам, а последующем записи наши проверял и присылал из клиники стерильный материал. Несмотря на загруженность по основной работе, профессор Ратнер первые дни организации хирургических отделений проводил целые дни, а затем аккуратным способом посещал нас дважды в неделю по 2 часа, в экстренных случаях в другие дни. Ежедневно проверял исполнение сделанных назначений и указаний. Профессор Ратнер полностью организовал хирургическую работу в госпитале. Мы видим, как выросли за эти 4 месяца. Мы имеем неплохие перевязочные, оборудованную операционную, хирургический инструментарий. За каких-то 4 месяца мы освоили малую хирургию и можем смело сказать, что не имеем серьезного брака в своей работе. Всем этим обязаны тому, что с первых дней получили правильное руководство и правильную установку от консультанта. Отвечая на вопрос, каким должен быть консультант, мы говорим - таким как профессор Ратнер, который в процессе своей работы учил врачей, помогал организо-вать лечебный процесс в своей четкостью в работе, показал нам прекрасный личный пример. Вспоминая первые дни нашей работы, мы вспоминаем с чувством искренней благодарности нашего первого консультанта». Письмо подписали Муратов, Смирнова, Букина, Дамперова, Приказчикова, Чекунов.
Ратнер Юрий Александрович (1895-1979), хирург-онколог, доктор мед. наук, профессор (1935). После окончания мед. факультета Казанского университета (1920) до 1922 г. работал ординатором в госпитале и участковым врачом в Казани. В 1922-23 ординатор, ассистент, профессор, зав. кафедрой хирургии (с 1946 - хирургии и онкологии) КИДУВа. В 1941-1945 гг. главный хирург, консультант-хирург Управления эвакогоспиталей ВЦСПС Татарской и Удмуртской АССР. Научная и практическая деятельность Ратнер Ю.А. посвящена преемственности вопросам грудной хирургии и онкологии, в том числе методам ранней диагностики и лечения злокачественных опухолей. Предложил вариант операции на желудке. Заслуженный деятель науки РСФСР (1940). Почетный член Всесоюзного и Российского общества онкологов.
Труды: Гнойный плеврит и его лечение. Казань, 1935; Огнестрельные ранения груди. Казань, 1944; Опухли кишечника, Казань, 1962; Очерки хирургии опухолей груди и живота. М., 1966. Неотложная хирургия груди и живота. Казань, 1970 (в соавторстве).
В дальнейшем хирургическая работа госпиталя велась под непосредственном руководством консультантов-хирургов доцента Велисова и профессора Дамперова Н.И. Опера-ции в основном проводились под местным обезболиванием (новокаиновой анестезией). Каждое отделение имело перевязочную с удовлетворительным медицинским оснащением. Ведущим хирургом в 1943 г. был профессор Заблудский А.М., он же - главный хирург Управления госпиталей ВЦСПС. За эти годы госпиталь значительно улучил лечебную работу, повысил хирургическую активность, шире стало применяться переливание крови. В конце войны в 1944 и 1945 гг. госпиталь стал клиническим центром для госпиталей ВЦСПС, куда направлялись для консультации и операций пациенты с более сложными ранениями из других госпиталей. Дальнейшее улучшение лечебного процесса связано с приходом в госпиталь на должность ведущего хирурга опытного врача - доцента Шалагина. Госпиталь имел хорошо поставленный рентген кабинет и опытного рентгенолога доцента Кревер Абрама Наумовича.
В рентгеновском отделении с самого начала работали Козлова Мария Васильевна (начальником отделения), рентген-техник Панникова В.С. Консультантами в госпитале работали невропатолог профессор Рапопорт, хирург профессора Ратнер Ю.А., Заблудовский А. М., Терегулов А.Г., Домрачеев И.В., Омароков Л.И., Русецкий И.И., Циммерман Г.С., Малкин З.И., Шпирт Я.Ю., Шулутько Л.И., Шиманко И.И. и др.
Медицинское снабжение в разные периоды работы было разной: в первый год недоставало хирургических инструментов, шприцов, термометров, предметов ухода за больными. Ощущался недостаток стрептоцида, сульфидина, ксероформа, тиокола, недоставало препаратов железа, соды, рыбьего жира. В аптеке госпиталя работали: заведующая Егорова Анна Александровна, до войны ассистент аптеки №9 г. Казани, фармацевт Федящина Галина Аркадиевна, до войны фармацевт с. Тюлячи. Кроме приготовления и выдачи медикаментов и перевязочного материала аптека готовила ежедневно витаминные напитки из шиповника и хвои для раненых и больных.
Среди среднего медперсонала, работавших со дня формирования госпиталя были: Качалова А.Н., Кононова А. И., Магсумова Ф.И., Афонина М. М., Нефедова Г.А., Равилова Г.Г., Шакирова З.С., Галева А., Яруллина М.Я., Насырова В.Г., Просвирова Н.В., Тазетдинова С.С., Спиридонова М.Л., Еремина В.М., Азарова В.В., Аонина М.Г., Куимова А.В., Спасовская Ю.Г., Разилова Г.Г., Давыдова А.А., Веселова Ю.В., Бабицкая Д.А., Шейнкман Н.А., Магдеева Н.Р., Никитинкова Д.И., Казакова А.Л., Вальков Т.В., Гринберг М.А., Журавлева, Носова, Яковлева А.И., Крылова, Ставровская М.Г., Макарычева З.М., фельдшер Самыгин М.Ф. В госпитале 3644 имелся донор Аминова, которая сдала за годы войны 20 литров крови.
Шефскими организациями госпиталя были Гос. Университет им. В.И. Ленина, радио-комитет, завод «Серп и Молот», колхоз «Память Ленина» Столбищенского района ТАССР. На празднике 1 мая 1944 г. выступали участники самодеятельности подшефной 1-й швейной фабрики, 20-й школы, артисты Большого и Оперного театров. Госпиталь участвовал в соцсоревновании с госпиталем № 4089. Среди политработников, работавших в госпитале были Чекунов Т.Н., Хватов П.П., Любановский А.М., Леонтева В. Молотовским РК ВКП(б) пропагандистом в госпиталь направлен Кадыров А.К. Зав библиотекой в разные годы работали Самойлова Е.М., Садыкова З.Г. Киномехаником - Ахметов Х. Х. и другие.

Источники:
Документы Филиала Центрального Архива (Военно медицинских документов) МО РФ Г. Санкт-Петербург
1. Ф. 6071 О. 60703/1
2. Ф. 1945 О. 70936/1
3. Ф. 1945 О. 70936 /3
4. Ф. 6071 О. 60702/3
5. Ф. 1945 О. 70336/10
6. Ф. 6071 О. 6703/7
7. Ф. 1945 О. 70936/3

ЭВАКОГОСПИТАЛЬ № 3655 (п.Арск)

В первые месяцы войны народный комиссариат здравоохранения Татарской АССР с 7 июля 1941 г. приступил к формированию 17 госпиталей с коечной мощностью 19600 коек, сроком готовности с 20 июля по 1 августа 1941 г. Эти госпитали имели номер, выданный Народным Комиссариатом Здравоохранения Татарской АССР. Поэтому многие госпитали, сформированные в начале войны, имеют 2 номера. Арский эвакуационный госпиталь, сформированный 24 июля 1941 г., имел № 0192, а позже военным округом присвоен № 3655. Госпиталь был расположен в п. Арск.
Начало формирования сопровождалось большими трудностями. Первым начальником госпиталя назначен Эмдин Веньямин Иосифович, 1893 года рождения, военврач II ранга, окончивший медицинский факультет Казанского Университета в 1920 г. и прослуживший в Красной Армии с 1919 по 1924 гг.
Помощником Начальника госпиталя по медицинской части назначен Трейман Василий Васильевич. В одном из документов он докладывает вышестоящему начальнику эвакопункта № 48, что работы по приспособлению помещений в поселке Арск начались только 31 июля. При существующих темпах работы окончание строительства будет не раньше середины августа. В настоящее время готово к приему раненых лишь одно здание (новая больница) при условии оборудования мягким инвентарем, медикаментами и кухонным оборудованием. Это здание может вместить только 150 человек. Требует выдать наряды на мягкий инвентарь (белье, постельные принадлежности, халаты, полотенца и прочие), наряд на получение медикаментов, на получение оборудования для кухни, на титаны, кипятильники, автоклавы и прочее, а также наряды на продовольствие и фураж. Районной администрацией под госпиталь выделено:
- помещение Арской районной больницы, вновь построенное двухэтажное кирпичное здание, площадью 3427 кв.м,
- здание бывшего общежития студентов педучилища, двухэтажное, деревянное, площадью 2772 кв.м.
- здание бывшей школы, педучилища, двухэтажное деревянное, площадью 2675 кв. м.
- полуподвал этого здания занят под склады, бельэтаж - под палаты, в деревянном одно-этажном флигеле располагался штаб, с административными отделениями.
- отдельный деревянный дом под пищевой блок.
- отдельный деревянный дом под общежитие медсестер и вольнонаемных.
Помещения для размещения коек составило 8874 кв.м. Госпиталь имел по штату 550 коек но по распоряжению эвакопункта № 48 с октября 1942 г. 50 из них были сокращены, итого по штату стало числится 500 коек. В госпитале было 3 отделения с одинаковым контингентом раненых и больных.
Первым отделением на 200 коек, заведовала терапевт Шехтман Е. Л., стаж работы 12 лет.
Вторым отделением на 185 коек - Дмитриева А.Х., терапевт, стаж работы 1 год.
Третьим отделением на 115 коек заведовала Воронкова Е. М. – педиатр, стаж с 1938 г. В 1941 г. прошла курсы переподготовки по хирургии при ГИДУВе.
Первых пациентов госпиталь принял в 1 сентября 1941 г. Раненые прибывали на железнодорожную станцию Арск на санитарных поездах большими партиями по 80-100 человек. В грозные 1941 и 1942 гг. существовала инструкция по соблюдению светомаскировки при приеме в темное время суток.
Инструкция гласит:
1. До наступления темноты приготовить носилки, теплые вещи для раненых и т.д.
2. Прикрепить отделениях постоянных медсестер для эвакуации. Врач-эвакуатор должен провести инструктаж с этими сестрами.
3. По прибытии санитарного поезда снять раненых и поместить их в уже заранее отоплен-ное здание вокзала, где останутся дежурить сестры с сумками для оказания медпомощи и для кормления ранбольных. Ранбольные остаются на вокзале до утра. Утром при дневном свете эвакуируют людей в корпуса.
4. Если же придется ночью эвакуировать людей с вокзала в корпуса, то санобработка должна проводиться в санпропускнике с хорошо затемненными окнами, перевязки откладываются до утра, если будет необходимость в срочной перевязке, то она должна проводиться в хорошо затемненной перевязочной.
При формировании госпиталя в двухэтажном кирпичном здании больницы планировали разместить всего 150 коек, а разместили 200. Получилось большая скученность и теснота в отделениях. Госпиталь предназначался для легко раненых с преимущественным поражением верхних конечностей. Процент костных повреждений значительно превышает ранения мяг-ких тканей как верхних так и нижних конечностей. Дифференциации коек по специальности не было, за исключением первого корпуса, где помимо хирургических, были сосредоточены все терапевтические больные. Лечебные возможности госпиталя были ограничены в силу отсутствия в нем специальных видов лечения. Не было рентген-установки и кабинета (из-за отсутствия электроэнергии) физиотерапевтической аппаратуры (только одна лампа Соллюкс). Не было ни врача, ни медсестры, а тем более оборудования для лечебной физкультуры. С кадрами вначале дело было совсем плохо. Не было ведущего хирурга, хирургов вообще. Хирургами начали работать терапевты, педиатры, гинекологи и врачи без специальности только что закончившие медицинский вуз. Все они к началу 1942 г. прошли курсы переподготовки по хирургии при ГИДУВе.
В донесениях отмечается, что с 2 августа по 8 ноября ведущего хирурга не было операции проводились начальником госпиталя, начальниками отделений и ординаторами. Операционный блок и три перевязочных вполне отвечали условиям асептики. Инструментария достаточно, (в редких случаях отдельные инструменты приходилось занимать в местной больнице). Все операции проводились только под местной анестезией. Кровь для переливаний безотказно отпускалась из Областной Станции по переливанию крови. Отмечалась что результаты оперативного вмешательства вполне удовлетворительные, результаты переливания крови – хорошие. Смертности после оперативного вмешательства не было. Повседневная работа отнимала много сил и времени. В акте проверочной комиссии от 17.03.1942 г. отмечается: «Молодой коллектив врачей проявляет большую заботу и старание, по возложенной на него хирургической помощи». Из отельных кабинетов был зубоврачебный.
Удовлетворяла запросы лечебной работы и лаборатория. Заведовала лабораторией Царева. В лаборатории делали анализ крови, мочи и желудочного сока. Бак анализы до 1943 года не проводились. Отсутствие квалифицированного руководителя-хирурга, а также специалиста по ЛФК (инструктор по лечебной физкультуре - медсестра появилась попозже) и возможности использования физиотерапии и рентгенодиагностики обуславливает ряд недостатков. По лечебно диагностической работе можно говорить по разному и это зависит от периодов работы всех эвакогоспиталей Татарстана. С точки зрения сегодняшнего дня их можно разделить на несколько этапов.
1 этап. С начала Великой Отечественной войны до сентября 1941 г., когда развертывались эвакогоспитали, шло по линии Наркомата Обороны. Руководство работой эвакогоспиталей лежало на эвакопункте. Этот период работы госпиталей характеризуется созданием общехирургических и общетерапевтических госпиталей. Врачи привлекаемые для работы в госпиталях, в большинстве не имели хирургического опыта. Среди врачей этого состава имелись, терапевты, педиатры, стоматологи, инфекционисты, санитарные врачи и прочие. При этом были привлечены и ассистенты различных хирургических клиник. Параллельно с созданием госпиталей, в Казани шло укомплектование фронтовых санитарных учреждений. Совершенно естественно, что для работы на фронте отбирались наиболее сильные хирургические кадры, а менее подготовленные оставались в тыловых учреждениях. Кроме того стабильность в сохранении кадров не наблюдалась. Было немало случаев, когда спустя месяца два после начала работы большая группа врачей освоивших хирургическую работу мобилизовалась и направлялась на фронт. Таким образом первый период организации госпиталей характеризуются отсутствием профилизации госпиталей с одной стороны, и отсутствием стабильно подготовленных врачебных кадров, с другой. Эта ситуация с кадрами очень четко отражается в работе Арского эвакогоспиталя который так и не заимел в своем составе хирурга.
2 этап развития наших госпиталей характеризуется тем, что квалификация врачей было несколько поднята. Создавались специальные курсы по повышению квалификации. Прово-дилась научные конференций, на которых обсуждались ошибки в лечении раненых и указы-вались правильные пути для достижения успеха. в этом ответственном деле. В этот период отмечался большой недостаток в руководстве хирургической работой по госпиталям. Руко-водство лежало в основном на начальнике госпиталя и начальнике медицинской части. Эти руководящие (работники) сотрудники не имели специальной подготовки по хирургии, и по этому основное руководство, которых не являлось систематическим, лежало на консультантах. Необходимо здесь же сразу отметить, что с первых дней Великой Отечественной войны в качестве консультантов были привлечены все профессора Казанских медицинских вузов, которые до последнего дня работы госпиталей принимали активное участие в этом деле. Приказом №148 от 6 мая 1942 г. по НКЗ ТАССР и Управления Эвакопункта № 48, для обес-печения систематической межгоспитальной консультации, а также консультации профессорско-преподавательского состава, профессор Ратнер прикреплен к ЭГ № 3655.
Начиная с марта 1942 г. отмечается улучшение профилирования госпиталей. Началом третьего этапа в работе госпиталей Татарии считается принятое решение на пленуме Госпитального Совета НКЗ СССР. Этот пленум созван с участием всех ведущих работников госпитальной системы нашего Союза и сыграл важную роль в организационных изменениях структуры госпитальной системы, а также в улучшении лечебной работы в них. Решением пленума мобилизовали всех на улучшение асептики во всех звеньях своей работы. В докладах указаны серьезные недочеты в лечении ран и не вполне удовлетворительные результаты лечения переломов костей, суставов. и остеомиелитов. В результате проведенных мероприятий в конце 1942 г. в системе госпиталей Татарии имелись специализированные госпитали по всем разделам (челюстно-лицевой, нейро-хирургический, для ранений грудной клетки, для урологических больных, для ампутированных, по восстановительной хирургии) и группа госпиталей общехирургического профиля. Арский госпиталь относился к госпиталям общехирургического профиля в связи с скудностью своих возможностей. В начале войны, раненые доставлялись в тыловые госпитали через 1. 5 -2 месяца после ранения. На этапах эвакуации, не всегда были оказана помощь, во время, по этому сроки лечения раненых в первый период войны затягивались, осложнялись. Из отдельных кабинетов в госпитале работал зубоврачебный кабинет, врач стоматолог Шепицкая Е.П. Лабораторию возглавляла врач лаборант Алхан – Кимань Раиса Абрамовна.
Лечение ран проводилось с учетом вскрытия гнойников, затеков и дренирования. Повязки в основном гипертоническим раствором, риванолью 1:1000, раствором аммаргена, мазью Вишневского. Во второй фазе – сухие асептические повязки с вазелином, теплые водяные ванны с марганцево-кислым калием, Соллюкс. Проводилось парафина и торфолечение. При затянувшемся течении ран парафиновые ванны и прижигание с парафином давали иногда хорошие результаты. Применялась общая физзарядка, простейшие методы лечебной физкультуры с примитивной аппаратурой. При переломах, иммобилизация гипсовой повязкой. Рентгеновского контроля лечения не было. Ранбольные командиры и политработники помещались по возможности в отдельные палаты. Эвакуированный врач-ортопед, Васильева работала консультантом по вопросам травматологии ежедневно по 2-3 часа. В каждом отделении проводилась утренняя зарядка, под руководством инструктора из числа ранбольных. Ранбольные всесторонне обследовались врачами. По мере необходимости вызывались врачи консультанты из Казанского ГИДУВа, доценты и работники клиник. Это специалисты по ЛОР болезням, офтальмологии, невропатологи и психиатры.
В госпитале работала аптека. Расположена в хорошем помещении. Заведовал аптекой Мартынов А.И. Снабжение медикаментами было разным в разные периоды работы госпиталя. Не хватало гигроскопической ваты, марли и много другого. Аптека готовила клеол, витамин С из хвои, мазь Вишневского, разные растворы для перевязочной. Клеол давал заметную экономию в перевязочном материале. С целью экономии марли аптекой отпускался в виде больших компрессов, что давало небольшую экономию последней. Не хватало спиртов, стрептоцида, сульфидина, риванола, кофеина, натрия, бензоата, настойки валерианы, ихтиола, дегтя очищенного, карболовой кислоты, лизола много другого.
Большим недостатком в работе аптеки считалось отсутствие стеклянной посуды с притертыми пробками. Постоянно ощущался недостаток шприцов и особенно игл к ним, максимальных термометров, резиновых перчаток, парафина. Недостатка в наркотических препаратов в эфире, хлороформе и сывороток не было.
Учет и отчетность по расходу медикаментов велись хорошо. В госпитале старались проводить плановые врачебные конференции по актуальным вопросам лечения ранбольных. Случались и внеочередные в случае смерти ранбольного. Смертных случаев было относительно немного, 6 из них связаны туберкулезом и его осложнениями, и один - с ранением в живот при развитии септического состояния.
Многие отяжелевшие ранбольные во время перевозок снимались с санпоездов и доставлялись в ближайший госпиталь. Таких смертей в ЭГ № 3655 в 1941-1943 гг. было несколько. Отчетность была поставлена хорошо, регулярно составлялись месячный, полугодовой, годовые отчеты по движению ранбольных, по заболеваемости, по видам ранений и т.д. Во время составления отчета возник вопрос: как учесть гражданских лиц, выписанных с госпиталя? Это случилось после того как 2 декабря 1941 г. возле п. Арск потерпел аварию самолет и четверых раненых работников гражданского воздушного флота доставили на лечение в срочном порядке в ближайший эвакогоспиталь. Начальник эвакогоспиталя военврач II ранга Гришпан обращается в эвакопункт №48: «При поступлении в медицинском донесении они были отнесены к графе поступивших из части. При заполнений других форм отчета встречается целый ряд затруднений, т.к. неизвестно, куда этих раненых отнести, также затруднение встречались при выписке, просим не задерживать отчетность по этому вопросу».
К частью пострадавшие в аварии благополучно выздоровели и выписались. При создании этой статьи автор пользовался медицинскими отчетами госпиталя, где обнаружил любопытный факт касающийся трудоустройства инвалидов. Один из документов гласит «Начальнику ЭГ № 3655. В случае невозможности обеспечить работай инвалидов Отечественной войны, выписывающихся из вашего эвакогоспиталя через Райсобес, необходимо заблаговременно связаться с Горсобесом в г. Казани (т. Осипова), обеспечивающим работой инвалидов, нуждающихся в трудоустройстве. Организацию трудоустройства обеспечьте заранее, до выписки, не допуская задержки выписки из госпиталя вследствие несвоевременного трудоустройства. Начальник ЭП №48 Военврач I ранга Романов».
Такая забота об инвалидах - пример и для нашего времени.
В Арском эвакогоспитале на начальном этапе работы была текучесть руководящих кадров.
С 24.11.1941 г. по 6.1942 г. госпиталем командовал военврач II ранга Гришпан Александр Яковлевич, 1892 года рождения. Окончивший 2 Ленинградский мединститут в 1919 г. и прослуживший в Красной Армии с 1919 по 1922 гг.
Военврач II ранга Морозов Виктор Иванович командовал Арским госпиталем с 6.1942 по 1.11.1942 г. Родился в г.Нижнем Новгороде в 1899 г., окончил Казанский медицинский институт в 1929 г., по специальности врач гинеколог. Приказом по Народному Комиссариату Здравоохранения № 429 от 30.10.1942 г., начальник эвакогоспиталя №3655 военврач II ранга Морозов с 1.11.1942 снят с работы как необеспечивший руководство и откомандирован в отдел эвакогоспиталей.
Начальником эвакогоспиталя № 3655 этим же приказом назначали военврача 3 ранга Ибрагимова Хабибрахмана Гатауловича. До этого Ибрагимов Х. Г. в марте 1942 г. формировал на базе санатория Ижминводы эвакогоспиталь № 4639 на 200 коек, был его начальником. Командовал Арским госпиталем с 1.11.1942 г. по 15.11.1946 г. до его расформирования. Родился Хабибрахман Гатаулович в 1906 г. в Башкирской АССР в с. Давлеканово, родом из крестьян. Окончил Казанский мединститут в 1930 г. По специальности организатор здраво-охранения.
Преимуществом при выборе места дислокации учитывалась близость железной дороги и возможность размещения в имеющихся зданиях. Нельзя не учитывать медицинское училище, которое готовило средний медперсонал. В 1941 г. оно сделало 3 выпуска - 141 человек. Возможно они и составили костяк медсестер формируемых госпиталей. Кадровый состав врачей был небольшим и текучесть кадров всегда существовала. Уточнить имена, отчества всего персонала госпиталя не представилось возможным. Списки сотрудников удалось обнаружить в финансовых документах, в ведомостях выдачи заработной платы 1945 и 1946 гг.
Врачи, в разное время проработавшие в эвакогоспитале № 3655, их фамилии удалось собрать по историям болезней, протоколам военно-врачебных комиссий и другим медицинским документам госпиталя.
1. Алхан-Кеман Р.А.
2. Борисова.
3. Байтирякова Н.Р.
4. Бекинина А.М.
5. Булаева А.И.
6. Васильева
7. Воронкова Е.М.
8. Воронова
9. Габитова Ф.А.
10. Гумерханова
11. Галимова Н. Х.
12. Герасимова
13. Донова С.И.
14. Дмитриева А. Х.
15. Зальман З. А.
16. Константинов В. А.
17. Максудова
18. Мазур Р.М.
19. Покровская
20. Рязанова А.М.
21. Рамазанова А.Н.
22. Сайдашева С.Н.
23. Смирнова Е.А.
24. Салахутдинова Г.М.
25. Трейман В.В.
26. Черняков
27. Шепитская Е.П.
28. Шехтман Е.Л.
29. Федорова
30. Юрина
31. Ярмолинский
Заведующие отделениями часто менялись, когда и кто руководил подразделением, выяснить не удалось.
Средний медперсонал состоял из 47 человек. Из них старших медсестер было 3, операционных - 2, палатных медсестер - 36, диетсестера, инструктор ЛФК, лаборант, аптечных работников – 3, санитарок - 40.
Среди лучших работников госпиталя среди врачей отмечались Дмитриева А.Х., Булаева А.И., Воронкова Е.М., Габитова Ф.А., из медсестер: Дормидонтова, Ершова, Колпакова, Габдрахманова, Романова, Ахметова, из санитарок Андрианова, Михайлова, Винокурова, Ону-чина, Гурьянова, Михайлова, Рысаева.
Хозяйственно-бытовое обустройство госпиталя. В бытовом отношении госпиталь был очень бедный и неустроенный. Электрическое освещение отсутствовало с ноября 1941 г. до 1 мая 1942 г. В дальнейшем свет подавался нерегулярно из-за частых поломок оборудования местной электростанции. Корпуса и подсобные помещения освещались керосиновыми лампами и коптилками (самодельными фитильными светильниками). Обеспеченность ими было недостаточна, не больше 30% потребности.
Вода привозилась в бочках из реки Казанки. В 3 - отделении имелся колодец с ветряным насосом, который обеспечивал через водопровод 1 и 3 отделения и пищевой блок. Колодец находился под охраной госпиталя. При наличии ветра насос накачивал воду в запасные резервуары - чаны, оттуда по водопроводным трубам вода подавалась в корпуса, санпропускники и в кухню. В дни отсутствия ветра, вода подвозилась на лошадях, в бочках. В связи с трудностями доставки воды, санпропускник работал с перебоями. Отопление во всех корпусах было печное. Дрова заготавливались силами работников госпиталя, для отопления госпиталя и для домов работников госпиталя. Весь транспорт госпиталя это лошади. Их было 22-23, на них перевозили раненых со железнодорожной станции, на них доставлялись дрова за 25-30 км, («из объяснительной записки к годовому отчету. 31.12.1942 г.
Транспорт: не хватает 15 саней, лошадей 22. Транспорт загружен, дрова возят на расстояние 30 км. Заготовлено дров 1500 куб.м, для сотрудников 550 куб.м. Запаса керосина нет. Личный состав госпиталя 193 человека».)
На лошадях возили воду, ездили за продуктами в Казань (это 65 км) и многое другое. Транспортный цех госпиталя всю войну работал с большим напряжением. Повозок было недостаточно, санями обеспечены только на 30% (остальное за счет Райвоенкомата).
Во многих документах отмечается, что транспорт был перегружен. Отмечая состояние лошадей, выражались одним выражением - лошади в порядке. Лошади, которые работали в госпиталях, были не пригодны к военной службе по возрасту или по здоровью, не прошедшие призывную комиссию. Конюшни в госпитале было 3, запасы фуража имелись. По нормам 2 кг овса в день вместо овса давали концентрат и сена, но лошади часто погибали от истощения и непосильного труда.
Автомобильный транспорт по штату госпиталя состоял из легкового автомобиля, санитарного и грузовиков. Но уже в 1942 г. весь автотранспорт госпиталей отправлен на фронт.
Зимой 1941 г., оценивая сансостояние корпусов, палат, коридоров, проверяющий чиновник, инспектор эвакопункта Филимоненко отмечал: санитарное состояние палат, коридоров в день обследования недостаточно удовлетворительное, персонал корпусов (сестры) находились на земляных работах. Возможно, это было строительство оборонительных рубежей под Казанью (Казанский обвод).
Канализации не было. Туалеты во всех корпусах выгребные, их надо было регулярно убирать силами работников госпиталя. В хозяйстве были три склада: материальный, продовольственный и склад обменного фонда. Был ледник, два овощехранилища, куда закладывался годовой запас картофеля и овощей с подсобного хозяйства госпиталя, который также выращивался работниками госпиталя.
Подсобное хозяйство. Поля, где выращивались картофель, свекла, капуста и прочие овощи. Во главе - бригадир полеводчества Андрианова. По урожайности самим неурожайным годом был 1942 г., а 1943, 1944 и 1945 годы - с хорошим урожаем. Отходы столовой не пропадали, шли в свинарник, под присмотром свинарки Прохоровой. В госпитале была своя пасека. Пчеловод - Валиев. Этим небольшим хозяйством командовал товарищ Кузмичев-ский.
По прибытию все раненые проходили санобработку - стрижка, мытье под душем со сменой нательного белья. В дальнейшем регулярное мытье под душем раз в 10 дней, со сменой нательного и постельного белья. Все белье стиралось вручную в прачечной госпиталя, которой заведовала Васина. Невозможно представить, какой это был адский труд. Прачечная была в отдельном здании, с отдельной сушилкой. Мягким инвентарем госпиталь обеспечен полностью, за исключением перьевых подушек, их не было. Потребность пополнения обменного фонда обмундирования имелась всегда.
Была и вшебойка-землянка. В госпитале выявление вшей у ранбольных считалось чрезвычайным происшествием, ежедневно в отделениях проводились проверки с докладом командованию госпиталя рапортом. Рапорта хранились. В редких случаях, при обнаружении вшей проводилась внеочередная санобработка с мытьем, со сменой нательного и постельного белья. Санпропускники имелись в каждом отделении. В госпитале работали 2 парикмахера (стрижкой обеспечены были все). Изолятор на три койки был в первом отделении. Обсервационные палаты имелись в каждом отделении.
Пищевой блок был изолирован, находился в отдельном здании. Была диетсестра. Готовили в основном общую диету 15, по принципу Повзнера-Маршака. При необходимости организовали диетические столы, терапевтических больных было не много. Пробы или проверка качества приготовления пищи регулярно делались начальником госпиталя и дежурными врачами отделений. В отделениях в зимнее время был подогрев пищи. В 1 отделении была небольшая столовая для раненых командного состава.
В начале организации госпиталя были жалобы со стороны больных на питание, особенно на качества хлеба (часто сырое). Хлеб был с Арской пекарни. Благодаря работе местных органов власти, положение быстро поправили. Поссовет, Райисполком, Райком партии помогли госпиталю в оборудовании уюта, собраны посуда, керосиновые лампы, музыкальные инструменты, настольные игры и т.д. Все годы не хватало столовой посуды и кухонного инвентаря во всех госпиталях Татарии. Это был дефицитный инвентарь.
Политическая и культурно-просветительская работа. В госпитале клубного помещения не было, но начальник клуба был. В составе политорганов был пропагандист и главный среди них, комиссар госпиталя. Его стали называть заместителем начальника госпиталя по политической части. Был красный уголок в каждом отделении. Досуг раненых из-за отсутствия электрического освещения заполнен недостаточно. Летом каждую неделю проводились на улице вечера самодеятельности силами ранбольных и обслуживающего персонала: хоровое пение, струнный оркестр, декламация, пение, танцы. Проводили просмотр кинокартин. Кинопроектора своего в клубе не было. Одалживали у других организаций. Барахлила динамо-машина. В среднем в месяц 1-2 кинопросмотра.
Собственной библиотеки не было, зато работала передвижная, поселковая. Организовано 6 концертов артистами госэстрады г. Казани. Выписывались газеты: 30 экземпляров «Крас-ной Татарии», 3 – «Правды», 3 – «Комсомольской правды», 5 – «Кызыл Татарстан». Были витрины с газетами. Из журналов был «Огонек», «Крокодил» и 2 экземпляра «Блокнота Агитатора».
Газеты и журналы читали чтецы коллективно по палатам (летом на свежем воздухе), проводились лекции. С исторической лекцией выступила директор школы Сорокина. Скорее всего над госпиталем шефствовали школьники местной школы, но об этом в документах не сказано. За летнее-весенние месяцы широко использовалась трудотерапия, выздоравливающие привлекались к уборке территории в отделениях, подносе с кухни и раздаче обедов, выполняли разные хозяйственные работы по обслуживанию отделений, принимали участие в воскресниках. Специальных мастерских для трудотерапии ранбольных не было.
Над госпиталем шефствовали 8 колхозов, они приезжали с концертами самодеятельности и привозили подарки, помогали продуктами. В колхозы в свою очередь выезжали, врачи с бойцами, командирами, политработниками, они оказывали колхозникам медпомощь, а в летнее время госпиталь оказывал помощь в уборке урожая. В одном только колхозе им. Ворошилова силами бойцов сложено сено, убран и заскирдован горох, скошен клевер и обмолочен хлеб. Оказывалась помощь и другим колхозам.
Сотрудники госпиталя собрали на танковую колонну 8000 рублей. Госпиталь находился в соцсоревновании с эвакогоспиталем № 3653 п. Юдино.
До 10.3.1943 г. профиль эвакогоспиталя №3655 был общехирургический, с 10.03.1943 г. госпиталь переключен на обслуживание военнопленных, развернув коечную мощность до 1000 коек. Из отчета:
на 1 января 1943 г. состояло раненых 493 человека, до 1 марта поступило 171, выписаны 351 человек, умерло 2 человека,
7 марта 1943 г. - 311 недолечившихся эвакуировали в эвакогоспитали № 3161 и 8161. Прекратилась лечение советских солдат. Всего с сентября 1941 г. до 10 марта 1943 г. через госпиталь прошли около 3380 человек.
Документов о периоде, когда эвакогоспиталь работал как спецгоспиталь немного. На тех же площадях вместо 500 коек было развернуто до 1000 коек, установлены двухьярусные нары. В госпиталь направлялись больные военнопленные Елабужского офицерского лагеря № 97 и Зеленодольского лагеря № 119. Первые больные военнопленные прибыли 10 марта 1943 г. Персонал госпиталя остался прежнем с небольшими изменениями, добавились 5 конвоиров. Изменений в дислокации занимаемых помещений не было. Санитарное состояние занимаемых площадей старались содержать в требуемом уровне. Это было связано с имеющимися инфекционными заболеваниями среди военнопленных. На возможность заражения вшами обращали внимание не только среди больных пленных, но и среди обслуживающего персонала. Больше всего было больных с дистрофией, больше всего из инфекционных - дизентерией, туберкулезом. Были больные малярией, брюшным тифом, инфекционным гепатитом, дифтерией чесоткой. Были больные с хирургической патологией и прочие больные. Лечение проводилась на нужном уровне, проводились плановые операции, есть даже отчет о переливании крови больным, донорами были сами военнопленные. Смертей среди больных военнопленных было достаточно большим причина смерти – диссиминированный туберкулез на фоне дистрофии.
При патолого-анатомическом вскрытии основные клинические диагнозы совпадают патолого-анатомическими, имеются акты вскрытия. В октябре месяце 2 врачебные конференции были посвящены разбору смертных случаев. Умершие отдельно захоронены возле п. Арск. Там сейчас установлены памятные кресты. Большинство больных поправлялись и выписывались обратно в лагерь. Питание организовывалась в соответствии с имеющийся патологией, диеты и дробное питание Из диет 1, 2, 4, 5, 7 и 15. Индивидуальный стол был ежедневно у 6-9 человек. Продукты выдаваемые со склада могут удивить нас и сейчас. В медицинском отчете за октябрь месяц 1943 г. говорится: в отчетный период овощные блюда изготавливались, как правило из свежих овощей, причем при изготовлении овощных блюд соблюдался технология сохранения в них витаминов. В 2-х госпиталях 3645 и 3655 лечили полусырой печенью, употребляя в холодное время. Для витаминизации было израсходовано 20 кг. прессованных пекарских дрожжей. Изготавливалась витаминизированные блинчики, котлеты, паштеты, жаркое, и борщ. Кроме того за октябрь месяц израсходовано на больных 100 литров пивных дрожжей. На ряду с этим в октябре месяце стали изготавливать домашнее пиво содержащий витамин В, 400 литров. Ежедневно изготавливалась настой из хвои 800 литров. Больным с туберкулезом ежедневно давали рыбий жир.
Выдавались кроме овощей, мука картофельная, крупа манная, бобовые, рис, макароны, мясо, рыба – селедка, сало, масло коровье, масло растительное, сахар, чай, кофе, табак, сухофрукты, молоко цельное, сметана, творог. Удивительно добрый народ в России. Наших пленных «цивилизованная» Германия морила голодом, планомерно душила и убивала в газовых камерах. А мы их лечили, кормили диет продуктами, когда свой народ в стране голодал.
Врачебный состав увеличился до 12 человек, были терапевты и инфекционисты, средний и младший медперсонал до 63 человека. В сентябре 1945 г. по распоряжению вышестоящей организации одно здание возвращено средней школе. Коечный фонд госпиталя уменьшили на 300 коек. В 1945 г. заготовлено дров 3000 куб. м на расстоянии 25 км. Закончен сбор картофеля и овощей в подсобном хозяйстве. Заложено в овощехранилище: картофеля 120 т, ка-пусты 26 т, свеклы 5 т, прочих овощей 4 т.
Проводилась политико-массовая работа среди военнопленных. За октябрь 1943 г. проведено 2 митинга, посвященных капитуляции Италии, декларации Англии, Америки и СССР об Италии. Проведена политинформация о военных действиях Италии. Организована концертная группа из военнопленных, силами которых организовано 3 концерта. Исполнялись произведения композиторов П.И. Чайковского, Н.А. Римского-Корсакова, Ф. Шопена, А.Г. Рубинштейна и советских композиторов. Газеты для чтения получали на немецком, итальянском, венгерском и румынском языке.
После окончания войны лагеря военнопленных начали перемещать в разрушенные войной районы для восстановления народного хозяйства. 15 ноября 1946 г. эвакогоспиталь № 3655 расформирован. Уже 15 октября 1946 г. здания возвращены педагогическому училищу и районной больнице.
Послевоенная судьба персонала госпиталя не известна. Хотелось бы встретиться с участниками этих событий или их потомками, подробно узнать о том, как все происходило на их глазах, какие важные события пропущены в данном тексте, может быть есть фотографии, воспоминания или дневники. Это помогло бы дополнить рассказ об истории про Арский эвакогоспиталь.
Несправедливо забывать тех тружеников тыла, которые доблестным трудом приближали Победу. Их трудовой подвиг, выдержка - пример для будущих поколений. На месте захоронений установлена стела. Есть списки умерших в госпитале.

СОТРУДНИКИ ЭВАКОГОСПИТАЛЯ № 3655

Ибрагимов Х. Г. - начальник госпиталя
Лыгдонов - замполит
Баева - пропагандист
Байтирякова Н. Р. - начальник медицинской части

Абдуллин - повар
Абрахманова - ст. медсестра
Авхадиева - санитарка.
Андрианова - бригадир полевой
Анучина (Онучина ) - санитарка
Арбузова - санитарка
Артемьева - сестра палатная
Асадуллина - повар
Аскарова - грузчик
Ахметзянов - возчик
Ахметшина - санитарка
Ахунзянова - санитарка
Аюпова - санитарка
Багаутдинова - сестра палатная
Базанова – сестра-хозяйка
Бакирова - сестра палатная
Бариева - прачка
Барышев - конвоир
Барышева - санитарка
Барышева - сестра палатная
Бахметьева - сестра палатная
Белова - сестра палатная
Биктагирова - санитарка
Богданов В. - конвоир
Богданов П. - конвоир
Богданов Ф. - повар
Борисова - нач. отделения
Бруньков - зав. делопроизводством
Булатов - бухгалтер
Бурдова А.Г. - казначей
Бушманова - санитарка
Валиев - пос.
Валиев - пчеловод
Васина - зав. прачечной
Васина - машинистка
Вафин - электрик
Виноградова М. - санитарка
Винокурова - повар
Гайнуллина – рабочая команда
Галиахметов - возчик
Галиахметова - санитарка
Галимова - санитарка
Галиуллин М. - возчик
Галиуллин Х. - ком.
Галиуллина М. - истопник
Гараев Н. - возчик
Гараева - санитарка
Гарифуллина Г. - кладовщик
Гафарова – рабочая команда
Гибадуллин - возчик
Гильманова - грузчик
Громнева - прачка
Гурьянова - санитарка
Дормидонтова - зав. продовольственного склада
Дорогова – сестра-хозяйка
Елкина - сестра палатная
Емельянова Г. - ст. бухгалтер
Ермишина - сестра палатная
Ершова - санитарка
Жаркова - сестра палатная
Забирова - санитарка
Зарецкая - сестра палатная
Зиятдинова - сторож
Зиятов
Зябцеба - рабочая команда
Ибрагимов И. - шофер
Иванова А. - санитарка
Иванова А. Г. - санитарка
Изотова - перевяз. сестра
Калинина - пос.
Каменева - санитарка
Каримова А. - санитарка
Каримуллина - санитарка
Кириллова - сестра палатная
Кислова Е. - парикмахер.
Козлова А. - санитарка
Козлова Л. - бельевая
Кольцов - дезинфектор
Константинов - зав. рентген-кабинетом
Копылов Л.А. - начальник продовольственной службы
Копылова
Корнина - сторож
Коронина Е. - пос.
Кузмина - конвоир
Кузмичева - санитарка
Кузмичевский - завхоз
Лотапова - повар 2 р.
Майорова В. - санитарка.
Малакаева - перевяз. сестра
Мартынов А.И. - зав. аптекой
Мартынянова - ст. медсестра, зав. столовой
Минвалиева - санитарка
Мингазова - санитарка
Минуллин - дворник
Митина - сестра палатная
Михайлова - санитарка
Михайлова А. - сестра палатная
Молчанова - повар 1 р.
Морозова - сестра палатная
Мурысина - сестра палатная
Мухамадиев А. - возчик
Мухамадиев А. - пожарный
Мухаметзянова - санитарка
Мячева - прачка
Назипов - грузчик
Низамутдинов - возчик
Низамутдинова - сестра палатная
Никишин Д. - шофер
Никишина - сестра палатная
Нуриев Г. - возчик
Нуриева Г. - прачка
Нуриева С. - санитарка
Нуриева Х. - истопник
Орлов - грузчик
Охрей И. - зав. вещевого склада
Передерша - техничка
Петрова - санитарка
Попова Л. - перевяз. сестра
Попова М. - санитарка
Прохорова - свинарка
Прохорова Ю. - статист
Путышева Н. - ст. медсестра
Рамазанов - дворник
Рахимова С. - бельевая
Ровенский - ст. возчик
Рыжакова - сестра палатная
Рысаева - санитарка
Сабиров - повар 1 р.
Сабирова - санитарка
Сафаров - возчик
Сафин
Сафиуллина - санитарка
Сергеева – рабочая команда
Сергеева Е. - перевяз. сестра
Ситдиков - сторож
Степанова - сестра палатная
Стрелкова - сестра палатная
Судакова - рецептор
Суханова - сестра палатная
Таборская - санитарка
Тагирова – рабочая команда
Тахавиев - сантехник
Туманова Деж. лаборантка
Тучкова - санитарка
Ульянова - конвоир
Фазреев - возчик
Фазылова - конюх
Файзерахманов - слесарь
Фатыхова - санитарка
Федотова - сестра палатная
Фирсов И.Н. - нач. материального обеспечения
Фольвалова - пос.
Фоменко - зав. скл.
Фролова - сестра палатная
Хайруллина М. - санитарка
Хайрутдинов Д. - зав. вещевого склада
Хакимов - повар
Халиков - повар
Хасанова - бухгалтер
Хафизов - кладовщик
Хафизова - ст. медсестра
Хисматуллин - повар
Хнытченко - зав. делопроизводством
Хрусталева - санитарка
Царькова - зав. лабораторией
Шайдуллин - возчик
Шайхиева - сестра палатная
Шайхутдинов - конюх
Шайхутдинова - прачка
Шакирова - санитарка
Шакирова - ст. медсестра
Шафигуллина - сестра палатная
Шехтман – шеф-повар
Шлагина - сестра палатная
Щепкина - машинистка
Якимова - ст. медсестра

Раненые и больные, умершие в 1941-1943 годах в эвакогоспитале №3655

1. Мл. лейтенант 171 с. п. Корниенко Николай Павлович, 1908 года рождения, место рождения: Днепропетровская обл. г. Синельникова, артель Червано Нива, умер 26.09.1941 г. Захоронен в Арском кладбище.
2. Красноармеец Беков Михаил Алексеевич, 1922 года рождения, призван Тушарским РВК г.Тутаево Ярославской обл. место рождения: Ярославская обл. г. Тутаево, умер 31.12.1941 г. Захоронен в Арском кладбище.
3. Красноармеец 648 сп Ивашкин Михаил Дмитриевич, 1900 года рождения, призван Уральским РВК Западно-Казахстанской обл., место жительства: Западно-Казахстанская обл., г.Уральск, ул.Гурьевская, 63, умер 25.07.1942 г. Захоронен в Арском кладбище. Жена Ивашкина Валентина Иосифовна.
4. Красноармеец 190 сп Кирушев Михаил Иванович, 1900 года рождения, призван Усть-Кулемским РВК, место жительства: Коми АССР Усть-Кулемский район, д.Керчомья, умер 11.09.1942 г. Захоронен в Арском кладбище. Жена Кирушева Анастасия Михайловна.
5. Красноармеец 812 сп Кладовский Николай Абрамович, 1893 года рождения, Призван Лознянским РВК Витебской обл., место жительства: Витебская обл., Лознянский район, Высоганский сел. совет, д. Кушсенки, умер 29. 01. 1943 года. Захоронен в Арском кладбище.
6. Красноармеец 20 А, зсп. Орлов Михаил Степанович, 1894 года рождения, призван Ржевским РВК Калининской обл., место жительства Калининская обл., Ржевский район, д. Старживицы, умер 3.2.1943 г. Захоронен в Арском кладбище. Жена Орлова К. Ивановна.
7. Красноармеец Варинцев Иван Иванович, 1904 года рождения, призван Нерехотинским РВК, место жительства: Ярославская обл., Нерехотинский район, Сараевский с/с, д. Ширина, умер 19.02.1943 г. Захоронен в Арском кладбище. Жена Ширина Мария Ивановна.

Источники:
Документы Филиала Центрального Архива (Военно-медицинских документов)
МО РФ, г. Санкт-Петербург
1. Ф. 1956 О. 71005/1
2. Ф. 1956 О. 71005/3
3. Ф. 1956 О. 71005/7
4. Ф. 1956 О. 71005/8
5. Ф. 1956 О. 71005/11
6. Ф. 1956 О. 71005 /14
7. Ф. 1945 О. 70936/11
8. Ф. 266 О. 65907/1

ЭВАКОГОСПИТАЛЬ № 4089 (п.Тарловка)

Эвакогоспиталь 4089 сформирован 6 ноября 1941 г., проработал до 1.10.1945 г. Планируемая емкость в 200 коек со временем увеличилась к 1.05.1942 г. до 300 коек.
Формировала госпиталь военврач III ранга Кочина Е.А.
Начальниками госпиталя в разные годы были Кочина Е.А. - военврач III ранга,
Уварова А.Н. - военврач III ранга,
Трошанина А.В., майор медицинской службы Евдокимов, лейтенант медицинской службы Якунин.
ЭГ № 4089 развернут в Тарловке у селения Черный Ключ Набережно-Челнинского района Татарской АССР на базе бывшего санатория для туберкулезных больных УДОС ВЦСПС. Тарловский санаторий создан в 1928 г. Госпиталь находился на расстоянии 90 км от станции Сюганская (Можга) Казанской ж.д. и в 4 км от города и пристани Набережные Челны. Расстояние до г. Казани гужевым транспортом было 240 км, водным путем 345 км по реке Кама и Волга. Из-за большой отдаленности госпиталя от железнодорожной станции и вытекающими отсюда большими трудности транспортировки в зимнее время, ранбольных непосредственно с ВСП не направлялись, а поступали из эвакогоспиталей г. Казани. Здесь они отбирались в основном по принципу транспортабельности и необходимости длительного лечения. На станции Сюганская (Можга) госпиталь имел в зимнее время приемник на 30 коек, туда поступали ранбольные с ВСП, Отсюда госпитальным транспортом они доставлялись в госпиталь. Ровно на половине пути в 45 км., в деревне Биторякова организован второй пункт для отдыха и ночевки ранбольных. В летнее время раненые и больные доставлялись санитарным транспортом по рекам Волга и Кама, непосредственно к усадьбе госпиталя. Первые раненые и больные поступили 6 ноября 1941 г., массовое поступление больных происходило с 21-24 ноября из эвакогоспиталей г. Казани.
До 17 марта 1942 г. госпиталь профиль не имел и в течение этого периода на излечении был самый разнообразный контингент раненых и больных. 17.03.1942 г. Управление эвакогоспиталей ВЦСПС совместно с лечебным отделом ЭП 48 разработали временные показания для направления ранбольных в госпиталь 4089. В начале госпитали г. Казани при отборе показаний полностью не придерживались и около 20% ранбольных поступивших в госпиталь подлежали представлению на ВВК на месте. Госпиталь был расположен в живописной местности, на правом высоком берегу Камы, в лесном массиве которая тянется на десятки километров вдоль берега р. Кама. Почва в этом месте песчаная, сухая. Климат умеренно-континентальный. Территория госпиталя насчитывал 39 га. Здания и сооружения госпиталя обнесены деревянной изгородью. Здесь расположились 4 павильона (деревянные 2-этажные здания) отданные под коечный фонд для раненых и больных. Отопление было печное, в палатах высокие потолки, естественное освещение достаточное, хотя в ряде палат отдельных корпусов оно снижалась в следствие затемнения летними терассами. Искусственное освещение электрическое, до 22 часов, вентиляция форточная. Покраска палат меловая с масляными панелями, полы дощатые, крашеные. Санузлы имелись. При каждом корпусе - теплые.
В центре усадьбы было одноэтажное здание кухни-столовой с большой застекленной верандой. В столовой могли питаться до 150 человек зимой и до 225 человек летом. На веранде оборудовали сцену на высоких подмостках и пристроили будку для киноаппаратуры. Кроме того в саду имелась открытая сцена-раковина с рядом деревянных скамеек. Госпиталь имел свой водопровод, канализацию, электроосвещение, печное отопление. В деревянном 3-х этажном здании на 2-м этаже помещались электро- и водолечебницы, с отделением торфолечения, Физиотерапевтический кабинет имел: кварц, соллюкс, диатермию, световую ванну, дорсенваль, гальванизацию.
Существовали мастерские для трудотерапии: валяльная, столярная и сапожная. В столярной мастерской было явно недостаточна инструментов, работает один инструктор сотрудник и частично используются ранбольные. В сапожной мастерской было изготовлено 13 комплектов упряжи. На веранде лечебных корпусов организовано плетение корзин. и лаптей. Санпропускник сконцентрировался в трехэтажном деревянном здании (нижний этаж каменный). В нижнем полуподвальном этаже располагалась котельная и санпропускник, обеспечивающий проточность прохождения с пропускной способностью 30 человек в час.
Имелась дезкамера «Гелиос», она не обеспечивала дезинфекцией и дезинсекцией всего надлежащего материала, госпиталь пользовался дополнительно дезкамерой военкомата Набережных Челнов. Силами сотрудников и ранбольных сооружена камера-землянка, обеспечивающая потребности госпиталя в дезинфекции и дезинсекции. На втором этаже здания расположены рентгеновский кабинет, парикмахерская. В противоположном конце этажа прачечная, которая оборудована примитивно, бельё стиралось вручную. Имелся деревянный бучильник. На третьем этаже сушилка для белья.
Сотрудники госпиталя хозспособом соорудили газогенераторные установки для кирпичного завода, что дало возможность госпиталю приобрести более мощную динамо-машину, которая эксплуатировалась. Электростанция обеспечивала электроосвещением все госпитальные точки, часть домов поселка Тарловка, к которому госпиталь примыкал. Обеспечивались электроэнергией и водоснабжением рентген кабинет, звуковая кинопередвижка, физиотерапевтический кабинет.
Водокачка расположена в Тарловке. Вода бралась из оборудованного капотажа родни-ковой воды, подавалась двигателем через центробежный насос. Максимальная производительность была 70 м. куб. воды в сутки. Водопроводная магистраль на территории госпиталя насчитывала 500 метров. Через водопроводную башню и водопровод обеспечивали водой все точки госпиталя за исключением жилого фонда сотрудников. Качество воды проверялось регулярно: вода в сан. и бак. отношении признана пригодной для питьевых и хозяйственных нужд. В Тарловском госпитале частично и упрощенно канализированы лечебные корпуса, кухни, столовая, корпус сан пропускника. В близи корпусов располагались отстойники с поглощающими колодцами. Первые периодически очищались. Электростанции придана передвижная кузница. В одном из зданий располагался штаб госпиталя. Три одноэтажных здания отданы для проживания сотрудников эвакогоспиталя. На территории госпиталя располагались одно 2 -х этажноездание, и одно одноэтажное здание, общежития для сотрудников Также госпиталь имел подсобные помещения: здание кухни и столовой ВКО., здание кухни и столовой общепита, продовольственный, вещевой склад, овощехранилище, склад хозматериалов., хлебопекарню, кумысную, электростанцию, пожарный сарай, конюшню на 10 лошадей приспособленную для хранения фуража и гужинвентаря, оранжерея, свинарник, столярная и сапожные мастерские. В летнее время работали парники, где выращивались огурцы. В оранжерее выращивались цветы и рассада цветов для садовых клумб и помещений госпиталя. Подсобное хозяйство обслуживалась сотрудниками в свободное от работы время. Было посеяно 4 га овса, 3 га проса, 1 га ячменя и 4га картофеля. Имелась недостроенное большое здание для столовой. Здание свинарника было очень ветхом, с небольшим поголовьем свиней. Все хозяйственные постройки требовали капитального ремонта.
В состав пищевого блока входила кухня с подсобными помещениями и зимним обеденным залом на 150 посадочных мест, (летом на 225). Кухня оборудована примитивно, не было отдельного помещения для обработки мяса, рыбы. Заготовка и мойка кухонной посуды происходили в одном помещении, Для хранения скоропортящихся продуктов имелась ледник расположенный вблизи. Горячий и холодной водой кухня обеспечивалась. Имелся отдельный склад для продуктов НКО, со стеллажами и ларями для хранения сыпучих и прочих продуктов, здесь же второй ледник. Овощехранилище было рассчитано на хранение 50 т овощей. Пекарня удовлетворительно обеспечивалась холодной и горячей водой. Ответственным за организацию питания в госпитале являлся начальник продовольственного отделения, научно-практическое руководство лечебным питанием и санитарно-пищевым контролем возложены не одного из лечащих врачей. Туберкулезные больные питались отдельно: в своих корпусах, с отдельной столовой посудой. Питание больных было организовано согласно требованиям и нормам, утвержденным НКО, дополнительно с подсобного хозяйства ВЦСПС поступали продукты в виде пшеничной муки, молока, мяса, овощей и др. Управление Госпиталей ВЦСПС выдает на это дополнительно 1 руб. 50 коп. Пища была достаточно калорийная, меню разнообразное, жалоб больных на питание не было. Ранбольные питались за отдельными столиками по 4 человека. Столы накрывались белыми скатертями, летом на столах живые цветы. Для витаминизации использовался зеленый лук, морковный сок, кисель из свеже выжатого сока, отвар шиповника, цветков липы, хвои с лимонной кислотой. Настой шиповника и хвои готовили в аптеке. Сливочное масло в течение всей зимы к столу подавалось ежедневно.
Кроме этого со 2 июня 1942 г. организован выпуск кумыса в количестве 200 бутылок. Качество хорошее, кислотность от 130-150 градусов. Кумысная мастерская при отсутствии кобыльего молока выпускала из коровьего молока кифир, хорошего качества. Из диет столов готовили:1, 7,14 и индивидуальные столы.
В документах сохранились меню за 22 ноября 1944 г.
Стол 15, завтрак 1: сливочное масло, сахар, чай, винегрет, пирожки с капустой.
Завтрак 2: кура жареная. Обед: суп рассольник, рагу из баранины с пшенной кашей, кисель из сухофруктов.
Ужин: биточки мясные паровые с пшенной кашей, кофе.
Стол 1 завтрак 1 и 2 тот же, курица поровая.
Обед: суп молочно рисовый, крикеты мясные паровые с картофельным пюре, кисель из сухофруктов.
Ужин: биточки мясные паровые с пшенной кашей, кофе.
Диет сестрой работала сотрудница со стажем, с 1928 г. руководившая кумыса лечебницей туберкулезного санатория. Снабжение продуктами в основном было удовлетворительное. Овощами госпиталь был обеспечен до нового урожая. с теми продуктами которые госпиталь получал по нарядам здесь в районном центре, перебоев не случалось (масло, мясо, мука). Труднее было с доставкой продуктов (сахар, махорка, рис, рыба, сухофрукты) из Казани, из-за дальности расстояния. Молоко и молочные продукты доставлялись только подсобным хозяйством в недостаточном количестве (от 14 до 20 литров молока ежедневно) в счет дотации Управления Госпиталями ВЦСПС.
Транспорт. При госпитале имелся один автобус «ГАЗ » на 16 посадочных мест редко использовался из-за частых поломок и отсутствия запасных частей: отсутствия скатов с дисками.
В хозяйстве было 11 лошадей. В достаточном количестве саней и телег. Упряжь плохого качества. Силами ранбольных изготовлена новая сбруя на 13 запряжек из сыромятной кожи полученной госпиталем через районные организации. Конное поголовье было недостаточным для подсобного хозяйства. Лошади в зимнее время использовались для транспортировки ранбольных от ст. Сюганская (Можга) 90 км. и хозяйственных работах - перевозке части продуктов из Казани (240 км.) и Набережных Челнов. Коме этого на самой территории для доставки дров во все здания (около 15 м. куб. ежедневно). Из-за наличия дальних перевозок в зимнее время имеющийся транспорт не обеспечивал потребности госпиталя. Необходимы были еще 5 лошадей, автомашина полуторка -1 (газогенераторная) Упряжь к транспорту соответствовал на количество лошадей и саней.
В теплое время года для связи с районным центром с пристанью речного пароходства, с луговыми угодьями госпиталя пользовались своими двумя моторными катерами на 7 и 30 человек и баржа грузоподъемностью 12 т. В госпитале имелась 1 моторная и 8 - весельных лодок. Кроме того была возможность использовать катера, принадлежащие подсобному хозяйству Управления Госпиталями ВЦСПС. Мототранспорт жидким топливом обеспечивался. Командование госпиталя неоднократно обращалась к соответствующими организациями с просьбой об устройстве спец. дебаркадера для причала госпитальных пароходов, так как пристань находилась в 7 км от госпиталя на противоположном берегу р. Камы.
Топливо: Топливом госпиталь обеспечивался, в 4-5 км от усадьбы имелась выделенные делянки, где деревья валили и распиливали силами персонала. Кроме того в порядке авральной работы сотрудниками госпиталя вылавливалась во время половодья из реки Кама до 700 м куб. леса, которые в значительной мере использовали как деловую древесину. Годовая потребность госпиталя исчислялась 3000 м. куб. дров.
Весь твердый и мягкий инвентарь за время работы ни разу не обновлялся и пришёл в крайне изношенное состояние. Для транспортировки ранбольных в зимнее время необходимо было минимум 25 тулупов и 25 пар валенок. Острая нужда госпиталя за эти годы была в кухонной и столовой посуде.
Санитарно-эпидемическая работа возложена на одного из врачей госпиталя. В штате имеется дезинфектор, обеспечивающий своевременную дезинфекцию и дезинсекцию всего обмундирования поступающих больных. При поступлении все ранбольные проходили сан обработку: стрижку, мытьё, смену нательного белья. Проходили 2-х недельный каран-тин в одном из корпусов госпиталя. После окончания карантина размещались по корпусам в соответствии с профилем отделения. Гигиенические ванны и душ ранбольные принимали регулярно, не реже одного раза в декаду, со сменой нательного и постельного белья. В целях профилактики сыпного тифа ежедневно проводился поголовный осмотр ранбольных и сотрудников на вшивость. Силами сотрудников госпиталя и ранбольных весной осуществлялась генеральная уборка территории. В порядке шефства в ближайших колхозах проводилось обследование санитарно-гигиенического состояния дворов и осмотрены жители этих деревень.
Госпиталь для туберкулезных больных, состоял из 2 отделений:
хирургическое - начальником которого была Уварова А. И.,
терапевтическое - начальник отделения - Абугова А.И.
Ведущий хирург - Гильман А. Г.
С начала развертывания по 15. 03 1942 г. штатное количество коек 200, с 15 марта по приказу Начальника Управления госпиталей ВЦСПС дополнительно развернуты еще 50 коек. С 1мая 1942 г. еще 50 коек всего - 300 Например выписке из объяснительной записки к годовому отчету 1944года читаем: «Между тем несмотря на наши жалобы в ЭП 48 и Управлению Госпиталями ВЦСПС г. Казани к нам систематически направляются больные с тяжелыми формами туберкулеза, часть в перетерминальном периоде. Мы считаем себя обязательными ставить вопрос о ликвидации многоэтапности в лечении легочных туберкулезных больных. Врачи госпиталя считают что, каждый туберкулезный больной должен сразу после установления диагноза, быть направлен в специализированный госпиталь, туда где его лечение может быть проведено до конца: восстановления трудоспособности, или до перевода в лечение в учреждения НКЗ. В ряде случаев многоэтапность приводит к тому, что лечение больных производится безответственно. Требуется последовательность в системе лечения больного а иначе лечения по сути дела получается путешествие с этапа на этап. Ряд больных при обходах вскоре после их поступления сами отмечают, что они не лечились, а разъезжали с этапа на этап. Просматривая температурные листы к истори-ям болезней в предыдущих этапах мы могли установить, что у многих больных переезд на каждом следующим этапе вызвал вспышку процесса с повышением температуры. Через несколько дней эта температура снижалась и вспышка начинала затихать. На следующем этапе это повторялась. Понятно, что, в конце концов сопротивляемость больного окончательно срывалась. Благодаря прекрасным климатическим условиям, при правильном использовании, легочно-туберкулезное отделение могло бы возвращать значительное число людей в ряды РККА, хотя бы ограниченно годными, либо восстанавливать их трудоспособность. Для упорядочения комплектования госпиталя было бы целесообразно обязать эвакогоспитали Казани переводить туберкулезных больных к нам."
До июня 1942 г. госпиталь не имел хирурга и пользовался консультацией хирурга ближайшей больницы, им же выполнялись необходимые операции. С приходом ведущего хирург со стажем работы 23 год доктора медицинских наук доцент Гильмана А.Г. работа хирургического блока наладилась. Он же являлся начальником медчасти. Гильман А.Г. являлся одним из крупнейших хирургов – фтизиатров. Еще в 1934 г. А.Г. Гильман разработал метод операции расширенной торако-пластики. Операция в современных учебниках называется «Расширенная торакопластика по Гильману-Стойко». В условиях эвакогоспиталя эти операции в которых так нуждались наши воины для быстрейшего выздоровления, были поставлен на поток. В госпитале были все возможности для операции торакопластики. Высокая квалификация хирурга, наличие инструмента в плоть до ножниц для удаления 1 ребра, а также санаторные условия питания больных и климатические условия для лечения в послеоперационном периоде благоприятно отражались на результатах лечения. Неоднократно комиссии рекомендовали специально направлять в ЭГ 4089 нуждающихся в операции торакопластики при легочном туберкулезе так и для соответствующих вмешательств на грудной клетке при проникающих ранениях, последующим направлением не только долечивания после операции, но главным образом для осуществления этих операций. Кабинета переливания крови не было, вследствие отсутствия возможности проводить реакцию Вассермана. В необходимых случаях проводились переливания консервированной крови. В госпитале применялось кумысолечение туберкулезных больных.
Работал, консультировал, профессор Левенштейн Б.П. (председатель научного общества фтизиатров ТАССР) Кроме этого врач Абугова А.И. с 30-летним стажем по фтизиатрии. Остальные врачи Кочина Е.А., Сочина С.Г. (Бочина), Морозова Г.И., Цойриф И.З., Эдемский А.А., Муртазина и врачи других специальностей, которые работали в легочным туберкулезном и хирургическом отделении.
Зубоврачебный кабинет работал периодический из-за отсутствия врача. Не долго работала в зубоврачебном кабинете Иванова Н. Д. По необходимости вызывали врача из Набережных Челнов. Консультации других специальностей: окулиста ЛОР врача, невропатолога осуществлялись путем вызова в госпиталь специалистов районного центра. Средним медперсоналом госпиталь был укомплектован по штатному расписанию. Перевязочная сестра имела 13 лет стажа, операционная сестра - 4 года.
Вот фамилии медицинских сестёр, работавших в госпитале и отраженных в архивных документах госпиталя: Чердышева, Богомолова О., Курамшина М., Шайхутдинова, Ермо-лина, Лукшина Е., Олешкеевич В., Пискунова И., Георгиева А.Н., Байгузина С., Тюрина, Абдрахманова С., Тереньтева З.М., Масленникова, Левина(Лезина) Н., Сычева, Власова Г., Карпова Ф., Разгуляева, Абдуллина, Сабирзянова, Кабалькова, Левчина, Зарифуллина, Нефедова, Цеплинкова, Ермошина, Казакова, Давлетшина, Сонина М.И., Фишкин Р., Архипова, Овечкина А., Федченко Е.Н., Пагис А.А., Беленская Н.В., Гольдман А.И., Конетайко О.И., Сухейко, Фокина.
По отчетам в 1943 г. в госпитале работало 137 человек вольнонаемных. Из них врачей - 9, среднего медперсонала – 29. Остальных перечислить нет возможности из-за скудности архивных документов.
Широко применялись в госпитале гипсовые лангетные повязки. При отсутствии об-ширных ранений глухие гипсовые повязки. Из диагностических кабинетов работали рентгеновский кабинет и лаборатория, оборудованная для производства клинических анализов, зубоврачебный кабинет. Работали электролечебница, отделение для гидропроцедур (душевые установки и ванны) и торфолечение Кабинет ЛФК организован 25.04.1942 г. под кабинет отведено отдельное помещение при водолечебнице.
В зимнее время организовались прогулки на лыжах. В летнее прогулки в лес, во время которых производился сбор ягод и, липового цвета. Многие больные занимались рыбной ловлей. Трудотерапия организована очень хорошо, она помогала раненым восстановить утраченные функции кистей рук и других мышц и суставов, помогала госпиталя в реше-нии хозяйственных проблем.
1. Больные участвовали в общих трудовых процессах: колка дров, пилка дров, уборка территории госпиталя и т. д.
2. Специальная трудотерапия в мастерских, столярная и сапожная, валяльная. Производилась плетение корзин из лозы, изготовление щеток и веревок из мочало, плетение лаптей. Многие мастерские закрывались уже в марте из-за отсутствия сырья.
Снабжение медикаментами медицинским оборудованием было неудовлетворительно, хотя и происходило через Татаптекоуправление. Госпиталь был не в состоянии расширить операционную работу из-за отсутствия самого необходимого хирургического инструментария. Хирургическое отделение в первый год работы не имел достаточного число стерилизаторов, биксов, не было операционного стола, спирометра и ни одного кровоостанавливающего жгута. Рентген-кабинет не имел ни одной запасной лампы. Очень плохо обстояли и дела с предметами ухода: не было резиновых кругов, ни одной грелки, ни одного подкладного судна.
Долгое время госпиталь добивался получения карманных плевательниц для больных туберкулезного отделения. Бывали времена крайне неудовлетворительного обеспечения медикаментами и перевязочным материалами и ватой. Все имеющиеся недостатки со временем устранялись, но возникали другие проблемы. В отчете за второе полугодие 1944 г. сказано: «Медицинское снабжение оценивается как неудовлетворительное. Не хватает риванола, адреналина, хлористого кальция, для внутри венных вливаний. Совершенно недостаточно снабжение дезсредствами и формалином. Не получали гексонал для наркоза, грамицидин, пенициллин. Плохо дело с предметами ухода, нет лигнина».
Гипс всегда был хорошего качества, гипсовые бинты изготавливали сами. Госпиталь своими силами изготавливали из смолы сосны, клеол, которая широко применялась из-за своего хорошего качества. Для лаборатории не хватало краски Гимза, аппарата Панченкова.
Госпиталь не имел морга и вскрытия проводились в ненадлежащих условиях. Не было хирургического набора для вскрытий. Кажется, что это не проблема, но за годы войны в госпитале умерло 172 человека. Всем надо было производить вскрытие, определить заболевание и причину смерти.
Шефскими организациями госпиталя были колхозы и совхозы. В художественной самодеятельности участвовало 50% сотрудников госпиталя, некоторые раненые и больные. Имелся хоровой, танцевальный и драмкружок. Хорошо поставлена детская самодеятельность. Руководила кружками заслуженная артистка Кадмина.
В библиотеке насчитывалось 1600 книг, художественной, политической и специальной литературы.
Из газет выписывали «Правду» - 5 экз., «Известия» - 3 экз., «Комсомольскую Правду», «Красный спорт», «Красную Татарию» - 10 экз., «Красную звезду». Выпускалась стенгазета «За здоровый быт». Газеты и журналы читали в корпусах. Почта поступала с большим опозданием в осеннее и зимнее время.
Радиоузел - 5 ватный, 35 радиоточек. Кинопередвижка типа Кинап пользовалась элек-тросетью госпиталя и из-за изношенности и отсутствия запасных частей работала с перебоями. Когда не было возможности справиться своими силами, демонстрация картин про-водилась аппаратами кинотеатров г. Набережные Челны и г. Елабуга с оплатой 250 рублей за киносеанс.
Клуба госпиталь не имел. Все мероприятия проводились в помещении столовой. В этом зале стояло пианино и биллиард в летнее время. В корпусах имелись красные уголки на верандах. Также был патефон, шашки, шахматы, домино. Между корпусами проводилось соцсоревнование с ежемесячной оценкой. Военным комиссаром и зам-политом госпиталя были батальонный комиссар Синьков, Амерханов, Славов.
Установлены имена 172 воинов, умерших в эвакогоспитале 4089. В 1978 при строительстве Нижнекамского водохранилища их останки были перезахоронены в центральную часть кладбища, в братскую могилу рядом с поселком Тарловка. В 1984 г. на этом месте установлен монумент с списками умерших в эвакогоспитале 4089.

Источники:
Документы Филиала Центрального Архива (Военно-медицинских документов) МО РФ г.Санкт-Петербург
1. Ф. 2149 О. 69345/1
2. Ф. 2149 О. 21452/1
3. Ф. 2149 О. 43935/1
4. Ф. 2149 О. 43935/1
5. Ф. 2149 О. 65638/1
6. ф. 2149 О. 16558/1
7. Ф. 2149 О. 51561/1
8. Ф. 2149 О. 16555/1
9. Ф. 2149 О. 36001/1
10. Ф. 2149 О. 21453/1
11. Ф. 2149 О. 56414/1
12. Ф. 2149 О. 21450/1

ЭВАКОГОСПИТАЛЬ 4088 (СТ.ВАСИЛЬЕВО)

Эвакогоспиталь сформирован и начал свою работу 12 сентября 1941 г. на основании приказа Управления Госпиталей ВЦСПС по Татарской и Удмуртской АССР от 12.09.1941 г. №10.
Первым начальником госпиталя, сформировавшим его, был военврач I ранга Розенблит Яков Израилевич, начальником медчасти назначен военврач II ранга Морейнис Израиль Яковлевич, комиссаром эвакогоспиталя Авхадиев З.А. Интенданта III ранга Курбангалиева М.С. назначили начальником мат. обеспечения и помощником начальника госпиталя по административно хозяйственной части.
ЭГ № 4088 расположен в близи от ст. Васильево, по Казанской ж/д (в 25 км от Казани), в живописной местности, в сосновым лесу. Территория госпиталя - 75 га, примыкала к поселку Васильево, густо населенному пункту. Почва была песчаная и сухая. В климатическом отношении место пригодное для проведения специального климатического лечения, наряду с остальным лечебным комплексом. На территории госпиталя, обнесенного деревянной изгородью, расположены деревянные одно- или двухэтажные корпуса бывшего дома отдыха, используемые для размещения ранбольных (использовали 18 корпусов), других служебных помещений и для общежития сотрудников.
Канализация отсутствовала. В корпусах не было ванн за исключением операционного блока. Госпиталь имел свой артезианский колодец. Госпиталь подключен к городской электросети только в январе 1945 г., до этого имел свою небольшую электростанцию. Заведующим электростанции был Устинов П.П., механиком - Антонов И.М., машинистом - Дмитриева М.П., Попова А.Г., Панков М.И. В январе 1943 г. пустили в эксплуатацию ло-комобиль - передвижной паровой двигатель, который можно использовать с электрогенератором для выработки электроэнергии. В госпитале имелась прачечная, бревенчатое здание с деревянными полами, оборудованное примитивно, и с не благоустроенной сушилкой. Пропускная способность прачечной отставал от потребности госпиталя. Стирка белья проводился вручную, низкого качество стирки белья была отсутствие соды, плохое качества мыла и ручная стирка. В госпитале был хорошо оборудованный санпропускник, отвечающий всем санитарным требованиям. Санитарной обработке подвергали всех поступающих на лечение ранбольных, а также прибывших в госпиталь родственников, свидание разрешали после предъявления справки о прохождении санобработки.
Отопление было печным. В зимнее время топку производили 2 раза в сутки: с 6.00 до7.00 и с 18.00 – до 19.30. Высота палат 3,0 - 3,5 м. Площадь на одну койку от 2,8 до 4,0 м кв. В большой части корпусов - естественное освещение. Естественное освещение палат снижается в вследствии затемнения палат летними терассами. Искусственное освещение палат - электрическое производилась от собственной электростанции. Вентиляция осуществлялась форточками. Большинство корпусов коечного фонда были сильно изношены и отапливать эти здания зимой 1941 и 1942 г. было затруднительно. Силами работников госпиталя проводился ремонт корпусов, в госпитале организована строительная бригада по текущему ремонту.
Транспорт. Из транспортных средств была одна газогенераторная грузовая машина грузоподъемностью 1,5 т. Имелась 23 лошади. Заведовали конным двором Ермохин и Морозов в разное время.
Питание ранбольных происходило в расположенной в центре территории, столовой. В состав пищевого блока входили 2 кухни с подсобными помещениями и обеденным залом, кладовыми для сухих и скоропортящихся продуктов. Зимняя кухня оборудована примитивно: полы деревянные, стены побеленные, столы покрыты деревянными крышками. Жидкие блюда варились в измазанном котле, были помещения для разделки мяса и рыбы. Не во всех помещениях была канализации. Отсутствовала гардеробная и душ для сотрудников, на кухни не было принудительной вентиляции.
Обеденный зал в зимней столовой рассчитан на 210 посадочных мест, в связи с чем прием пищи производился в 2 смены по составленному расписанию для каждого отделения. Летняя столовая и кухня были более благоустроены. Имелись 2 овощехранилища, рассчитанные на хранение большого количества овощей: свежих и квашеных. Имеется стеллажи и лари для хранения сыпучих и прочих продуктов. Имелась пекарня, введенная в эксплуатацию в декабре 1941 г. и оборудованная примитивно: оно состоял из одного пекарного зала, в котором производился посев муки, замес и брожение теста, расслойка и выпекание. Остывал хлеб в отдельном помещении. Пекарня обеспечивалась холодной и горячей водой. Все процессы производились в ручную. Пекарня плохо обеспечена дрожжами в связи с чем пористость хлеба была недостаточная. 20 октября 1942 г. пекарню закрыли. Хлеб стали получать от других организаций.
Оснащение инвентарем и посудой вначале было плохое: не хватала кастрюлей, бидонов, посуды для приготовления первых блюд. Не было овощерезки, мясорубки, хлеборезки, чайной посуды, ведер, термосов для рассылки питания в корпуса.
Обслуживали столовую квалифицированный и обследованный персонал: диетолог с июня 1942 г.,диетсестра, зав столовой, шеф-повар, ст. повар с квалификацией, повара 2 категории - 3, повар 3 категории. Меню раскладку составляли систематически на пятидневку и декаду. Проба пищи снималась регулярно и хранилась в опечатываемом шкафчике. Пищевой надзор обеспечивался с июня месяца 1942 г. специально выделенным вра-чом госпиталя, в дальнейшем диет врачом. Полуда (лужение) кухонной посуды проводилась не реже одного раза в месяц. Для ледника лед заготавливался и перевозился с Волги. Диет столы готовились 1, 2, 4, 7, 15.
В подсобном хозяйстве госпиталя держали коров. Поэтому молоко и молочные продукты всегда были на столах раненых и больных.
Для сотрудников госпиталя была платная столовая. Согласно указанию вышестоящего органа, медицинский состав госпиталей во время круглосуточного дежурства снят с довольствия за счет фондов НКО с ноября 1941 г.
С целью витаминизации в разное время года применялись: настой шиповника, настой хвои, березовый сок, пареный овес, проросший горох, свекольный морс, дикий лук, настой липового цвета, и конечно свежие овощи, квашеная капуста, пивные дрожжи, рыбий жир, моллюски (из моллюсков готовили котлеты, напоминающие по вкусовым качествам паштет из печенки). Только в этом госпитале встретилось упоминание использования костной муки для усиления консолидации переломов костей. Повара и кухонные работники, выполняя свои обязанности, понимали, что и от их качественного труда зависит быстрейшее выздоровление раненых и больных. Приказом начальника госпиталя от 9.04.1944 г. объявлена благодарность диетсестре Власовой и повару Медниковой за внимание в вопросе питания ранбольного Шестакова после тяжелого септического состояния.
Количество штатных коек 400, в летнее время госпиталь развертывал 600 коек, за счет пуска в эксплуатацию летних корпусов. Первых раненых на лечение госпиталь принял ночью с 7 на 8 октября 237 человек. Прием осуществлен организованно, за хорошую работу объявлена благодарность с занесением в личное дело, врачам Гольдман, Супрунович З.М., Сургучевой М.Р., медсестрам Заблонской Ф.Д., Друкер Ф.Д., Васильевой А., Кацман А.М., Кисилевой М.С., Минубаевой Ф., зав. прачечной Косяновой, кочегару Газимову М. Г., прачке Козиной А.А., Каюмовой М., Гавриловой, Мухаметшиной, Кондратьевой Е.С., библиотекарю Трескуновой за удовлетворительную работу во время приема ранбольных с санпоезда 241 в ночь 7 на 8 октября 1941 г.
При необходимости принять раненых, госпиталь разворачивал дополнительные койки. 19.02.1942 г. принял срочно 200 человек раненых, развернув койки в помещении библиотеки, в корпусах №22,17,19 и помещении учебного батальона. Вся работа по эвакуации раненых и больных концентрировалась в эвакуационном отделении, возглавляемой врачом, с укомплектованным средним и младшим персоналом. В систему эвакоотделения кроме корпуса на 60 коек, куда переводились из мед отделений строевики, нестроевые, отпускники, и инвалиды прошедшие ВВК и направляемые в ряды РККА или домой входили санпропускник, регистратура, приемный зал, парикмахерская, баня, с раздевалкой и одевальней и выходом. Кроме того, в систему эвакоотделения входила дезкамера и изолятор на 12 коек. Поступающие ранбольные с ВСП проходили через санпропускник (ж. д. станция Васильево находился на расстоянии 500 метров от госпиталя) в карантинное отделение, где находились от 7 до 14 дней. Ранбольные в карантинном отделении проходили сортировку с выполнением всех необходимых лабораторных, рентген исследований и консультации специалистов. После этого их распределяли согласно профиля отделений: верхние, нижние конечности, грудная клетка и хирургический блок.
Терапевтические и туберкулезные отделения были организованы в июле 1942 г. в связи с появлением большого количества больных. Консультантом терапевтом работал профессор Мастбаум М.О. Были 2 корпуса для офицерского состава на 45 и 25 коек. Медицинские кадры расставлены с учетом специальности, квалификации и организаторских способностей.
Туберкулезное отделение размещалась в 2-х корпусах на 42 койки. Они располагались вдали от других корпусов с достаточно зеленой площадью. Здания были деревянные, ветхие, с нормальной кубатурой и освещением, оснащенные верандами и балконами. Под столовую отводилась застекленная веранда. Как необходимый элемент был оборудован пневматорксный кабинет, обучены соответствующие кадры из наиболее толковых и грамотных. Больным, кроме усиленного питания и лечебных мероприятий проводилось наложение искусственного пневмоторакса, симптоматическое лечение, гемотерапия. В одном из домов расположенных на территории госпиталя производилась госпитализация сыпнотифозных больных из частей местного гарнизона. Для обслуживания их выделялся врач, 2 медсестры и 2 санитарки (за исключением последних, выделенный мед состав продолжал работать в отделении госпиталя). Общее руководство санэпид, работой проводилась мед частью госпиталя. Санитарно гигиенический контроль за объектами госпиталя поручили лаборатории, хорошие и тесные связи наладили с санбак.лабораторией ТНЗдрава.
В декабре 1941 г. окончательно организованы операционный блок и перевязочные. Операционно-хирургический блок выделен в отдельном наиболее благоустроенным корпусе, со стационаром на 50 коек, состоявшим из 2-х операционных, чистой и гнойной. Оснащение операционных было удовлетворительным.
Здание операционного блока оснащено водопроводом. Автоклавная и материальная располагались в отдельном здании. Госпиталь обеспечивал стерильным материалом соседний госпиталь ВЦСПС - 4575.
Кроме хирургического блока, каждое хирургическое отделение имело свою хорошо ос-нащенную перевязочную. Профиль госпиталя был общехирургический. Кроме того имел-ся корпус на 50 коек для раненых в грудную клетку. В июле 1942 г. началась прием терапевтических и туберкулезных больных которые концентрировались в специализированных отделениях. В хирургической работе госпиталя принимали участие профессор А.М. Заблудский, Ю.А. Ратнер, которые своими ценными консультациями и активным участием в наиболее сложных операциях не только помогали, но и обучали хирургические кадры госпиталя. Ведущим хирургом вначале был профессор Шиманко И. И.
Оперативная работа в госпитале с момента открытия до середины 1942 г. велась одним хирургом, одной квалифицированной операционной сестрой и двумя опытными перевязочными сестрами. С 1 января 1942 г. ввели должность ведущего хирурга. В июне 1942 г. Олесинову В.Ф., назначили начальником медчасти госпиталя. Обязанности хирурга выполняли начальник медицинской части В.Ф. Олесинова ортопед по специальности. Кроме нее в штате госпиталя имелся еще один ортопед Супринович с довоенным стажем. Благодаря обширной оперативной работе, все врачи втянуты в последнюю, что благоприятно отразилась на их выучке. Работа хирургических отделений госпиталя росла по мере расширении и улучшения оснащения госпиталя. В 1943 г. за 2-е полугодие проведено 1031 операций. В госпитале имелось от 4 до 6 мед. отделений по мере их загруженности. Каждое хирургическое отделение имело свою хорошо оснащенную перевязочную. Обезболивание чаще всего местное, инфильтрационное, новокаином 0,25 %. Ранбольные в зависимости от медицинских показаний проходили рентген обследование, рентгеноскопию или рентгенографию в рентген аппарате соседнего эвакогоспиталя № 3652. В декабре 1941 г. приобретен рентген аппарат. К 1 мая 1942 г. оборудовано помещение для рентген отделения. Приобретенный аппарат начал работать, пользуясь постоянным электротоком от маломощной электростанции. Кабинет не был оборудован рентген трубкой усиливающими экранами, кассетами фотохимикалиами. Несмотря на это, благодаря высокой квалификации руководителя в дальнейшем рентген кабинет полностью удовлетворял потребность госпиталя, давал хорошие структурные снимки с зарисовкой в истории болезни. Кроме этого сотрудники рентген кабинета вели большую научную работу. Начальником рентген кабинета были профессор Шик Я. И., военврач II ранга Рубенштен Г. Н., врач Андрияновский Анатолий Федорович. Рентген техником работала Тереньтева Е. А. В рентген кабинете широко применялся метод фистулографии, рентгенография и рентгеноскопия с введением в свищ зондом рентген контрастное средство. В том же здании находится лаборатория и физиотерапия. Физиотерапевтическое отделение было оборудовано и начала работать только в конце ноября 1941 г.
Пришлось потратить некоторое количество времени на организацию работы, ремонт помещений, оснащение кабинетов. Многие приборы были приспособлены и смонтированы силами ранбольных.
Из аппаратов имелись кварц, соллюкс, световые полуванны, дорсенваль. Применялась парафинолечение, гидротерапия торфолечение, лечебная гимнастика (ЛФК), трудотерапия. Некоторые аппараты не работали из-за отсутствия переменного электротока, например диатермия.
Физиотерапевтическим отделением руководила врач Белоусова Е. И., которую премировали месячным окладом за проявленную инициативу по переоборудованию кабинета. В этом отделении так же работали врач Булина, старшая медсестра Бухина, мед. сестры Савельева, Горминова. Лабораторное отделение начало функционировать в том же декабре 1941 г. и вполне обеспечивало госпиталь клиническими анализами: у всех больных проводили определение группы крови, РОЭ, исследование мочи. Серологические и бак. анализы проводились по мере необходимости.
Не хватало лабораторного оборудования и реактивов. В лаборатории работал термостат для исследования раневой флоры. Бессменным начальником лаборатории с 26.11.1941 г. стала Зиннурова Софья Гареевна, до войны работала в одной из клиник КГМИ, 1936 г. прошла подготовку по биохимии, член ВКП(б). В госпитале она в дальнейшем председатель профсоюза медработников госпиталя. В лаборатории работали Эдельштейн-Розенблит Б. А., Созинова В. П., Ильюшина Е. П.
Начальником аптеки была Воронина А. И., потом Привман Т. Л.
Решением командования 15 ноября 1941 г. в госпитале открыт детский сад для детей (с 3 до 8 лет) сотрудников госпиталя. Заведующим назначена Иванова Н. М. В дальнейшем детским садом руководила Левандовская. Дети находились в помещениях детсада с 8 часов до 16 часов. Для детей пищу готовили в столовой для сотрудников. Воспитателями работали Каблукова, Давыдова.
В госпитале организован учебный батальон для выздоравливающих воинов.
В январе 1942 г. для врачей госпиталя организованы курсы по хирургии (в списке 14 врачей госпиталя) по военно-полевой хирургии и нейрохирургии силами профессоров Шелудько, Герценберг, Рапопорт, Шиманко, Шпирт, врачей Заслав Т. Л., Олесиновой. С 22.06.1942 г. организованы курсы медицинских сестер: в списке 15 человек, санитарки и работники госпиталя. Руководитель - хирург Заслав Т. А., провели 2 цикла одномесячных курсов по технике наложения шин и гипсовых повязок, с охватом 15 медсестер. Проводились 2-х недельные курсы. Учебный план включал 80 часов. Массаж с выпуском 12 медсестер, семинар по ЛФК с привлечением 10 медсестер. Систематический проводились занятия по техминимуму с младшим медперсоналом (на темы: уход за ранеными и больными, личная гигиена, первая помощь и т. д.)
В учебниках и наглядных пособиях госпиталь испытывал большую нужду. Кроме этого повышение квалификации врачебных кадров и среднего медперсонала осуществлялось проведением 2-х раз в месяц научных конференций, как для врачей, так и для среднего мед персонала с участием от 20-50 человек. Проводились тематические конференции с демонстрацией больных. Доклад Заслуженного Деятеля наук Руфанова, о современном состоянии вопроса о лечении ран, профессора Присрова, переломов, профессора Богдасарова о переливании крови, профессора Лебеденко, профессора Рапапорт о повреждениях периферической нервной системы, консервативном лечении повреждений периферической нервной системы и т. д. В конце июня 1942 г. в госпитале было проведена обширная конференция госпиталей с участием представителей эвакопункта - 48 и УГ ВЦСПС по целому ряду организационных и методических вопросов, связанных с лечебных работой эвакогоспиталей.
Научная тематика: «Основные проблемы – раневой процесс и его лечение в зависимости от разных факторов».
Темы докладов:
1. Лечение контрактур коленного сустава после огнестрельного ранения бедер и голени.
2. Результаты оперативного лечения остеомиелитов пальцев.
3. Влияние оперативного вмешательства в комбинации со светолечением на течение остеомиелитов после огнестрельных ранений.
4. Особенности течения малярии под влиянием ранений и травмы.
5. О рентгеновской локализации при помощи косоугольного метода.
6. Ошибки рентген диагностики огнестрельных ранений.
7. Влияние кислой диеты на течение затянувшихся раневых процессов.
8. Влияние применения парафинотерапии как метод предупреждения рубцовых контрактур.
Некоторые из этих тем были сданы в печать, остальные находились в процессе разработки которому помешала временная консервация госпиталя.
В госпитале имелся дом физкультуры, неплохо оснащенный соответствующим оборудованием. Летом на стадионе развертывались спортивные площадки (волейбол, крокет, городки, бег с препятствиями). Зимой для выздоравливающих использовался лыжный спорт (70 пар лыж), только не всем хватало лыжных костюмов.
С октября 1942 г. кабинет ЛФК и трудотерапии находился в ведении специально выделенного врача Привман А.П., инструктором по ЛФК были Трасковская П.А., Овчинникова В.В., которые сделали доклад на Межгоспитальной врачебной конференции на тему: «ЛФК при огнестрельных переломах плеча».
Проводились индивидуальные и групповые занятия по ЛФК. В госпитале летом в каждом отделении работал солярий. Комплексное лечение раненых (гелио-, аэротрудотерапия) проводилось организованнее, чем в других госпиталях, в особенности это следует сказать в отношении трудотерапии. При полном заживлении раневой поверхности ранбольные направлялись на трудотерапию, где полностью восстанавливалась функция и сила нарушенного органа и ранбольному снова возвращалась бое- и трудоспособность.
Трудотерапия и ЛФК относились к физиотерапевтическому отделению, которым руководила врач Белоусова Е.И.
В госпитале хорошо организована трудотерапия, имелись: столярное дело, слесарное, корзиноплетение, швейное, сапожное. По каждому из видов работ имелся инструктор. Трудотерапией руководила опытная медсестра, окончившая курсы в Челябинске в 1943 г. Выздоравливающие больные в летнее время были заняты лесозаготовками, пилкой и колкой дров, сенокосом и огородными работами.
В госпитале организовано обучение инвалидов ВОВ пчеловодству и счетоводству. Курсы счетоводов вели: начальник финансовой службы Иванов Л. С., бухгалтера Егорова Е.М., Федоров П.В. На основании распоряжения Военно-Санитарного Управления Красной Армии НКЗ СССР от 29.05.1942 г. и в соответствии с инструкцией о врачебно-трудовой экспертизе инвалидов Отечественной войны от 10.06.1942 за № 513 создана комиссия в составе: военврача Олесиновой В.Ф. (председатель), военврача Заслав Т.Л., военврача Белоусовой П.И. (члены комиссии). После увольнения инвалидам не приходилась долго оформлять свои небольшие льготы.
Этот госпиталь считался самым мощным в системе ВЦСПС, показавшим образцовую работу. Все звенья лечебного процесса были хорошо согласованы, была высокая хирургическая активность.
Для увеличения процента возвращения в строй и снижения процента увольняемых командование госпиталя шло двумя путями.
1. Улучшение оборудования медицинских кабинетов: перевязочных, операционного блока, рентген-кабинета, лаборатории физкультурного кабинета, кабинета ЛФК и т.д. Это давало возможность внедрять новые комплексные методы лечения, улучшение постановки лечебного дела в госпитале.
2. Всемерно повышалась квалификация врачей, среднего мед. и младшего медперсонала путем организации курсов для врачей, перевязочных, операционных, палатных медсестер, повышалась квалификация младшего медперсонала, привлекали их к учебе по сантехминимуму. Уделялось много внимания организации научных конференций для врачей и медсестер с приглашением высококвалифицированных научных специалистов из Казани, а также квалифицированных медработников своего госпиталя.
9 августа 1942 г. госпиталь свернул свою работу. Ранбольных эвакуировали в другие госпиталя, оборудование и все имущество сосредоточено в одном из корпусов. Продукты вывезли за территорию на хранение. На этом месте развернут спецгоспиталь тюрьмы №11 НКВД из-за вспышки инфекционного заболевания. 87 человек из госпиталя № 4088 командировали для работы в тюремном госпитале. Это врачи, медсестры, санитарки и хозяйственные работники.
В это время шла заготовка овощей, их вынужденно закладывали на хранение в близлежащих деревнях - Ильинское и Айша. Рабочий день в подсобном хозяйстве был 11 часов с 7 утра до 6 часов вечера. Подсобным хозяйством руководила эвакуированная из Москвы Бернадская А. С., специалист широкого профиля агроном-зоотехник. В начале октября спецгоспиталь освободил помещения, 14 октября приказано всем явиться на работу. Госпиталь понес большую утрату в кадрах, многие уволились, устроились в другие учреждения. Госпитальная библиотека потеряла большое количество художественной литературы. В начале ноября прибыло 90 человек раненых ВСП.
Кадры. Начальник госпиталя - майор медслужбы Розенблит Я. И., 1896 г. рождения. член ВКП(б), окончивший Одесский медицинский институт 1919 г., по специальности фтизиатр, кандидат медицинских наук, до войны директор Одесского НИИ туберкулеза. Участник Отечественной войны с 1941 г. на Южном фронте. Имел ранение, медаль «За оборону Одессы». Проявил себя сильным организатором, используя местные ресурсы и кадры в кратчайшие сроки сумел организовать работу госпиталя. В дальнейшем назначен начальником ЭГ 3644, зам. Начальника Управления эвакогоспиталями ВЦСПС по ТАССР и УАССР. Начальником медицинской части при формировании госпиталя был назначен Морейнис Израиль Яковлевич 1894 г. рождения, окончивший Харьковский медицинский институт в 1923 г. Кандидат в члены ВКП (б) с 1942 г. После войны советский ученый, гигиенист по проблеме гигиены общественного питания. Приказом УГ ВЦСПС от 9.03.1943 г., начальником госпиталя 4088 назначен капитан мед. службы. Муратов Абдерахман Насыхович 1996 г. рождения. Уроженец д. Тататарский Толкиш Чистопольского района ТАССР. Член ВКП(б) Окончил Казанский мединститут в 1932 г. До этого был начальником ЭГ 3644 ВЦСПС.
В госпитале к этому времени имелся сплоченный и прогрессивно растущий коллектив врачей и медицинских сестер. Квалифицированный и активный ведущий хирург - доктор Супринович З. М., врач ортопед с довоенным врачебным стажем. Начальником мед части Олесинова. В. Ф., тоже ортопед по специальности в процессе работы получившая достаточный общехирургический опыт. В 1944 г. Олесенович В.Ф. в связи с отъездом на постоянное место жительства в Москву передала должность начальника медчасти госпиталя Супринович З.М.
В госпитале работали Зайцева Г. И., начальник мед отделения, фтизиатр. Клейман Р.П., ведущий терапевт - фтизиатр, Сургучева, начальник отделения, хирург. В госпитале консультировали заслуженный деятель науки профессор Омароков Л.И.,и Терегулов А. Г. Большую помощь оказывал госпиталю заслуженный деятель науки профессора Ратнер Ю.А., и Заблудовский А.М. Эвакогоспиталь стал самым мощным в системе ВЦСПС и показал образцовую работу. Все звенья лечебного процесса были хорошо согласованы. Высокая хирургическая активность.
В госпитале хорошо поставлено дело подготовки кадров среднего медицинского персонала и санитарок. На базе госпиталя в эти годы регулярно проводилась подготовка медсестер, в 1944 г. без отрыва от производства 12 санитарок закончили 7 месячные курсы медсестер и получили дипломы.
В госпитале проводилась работа научного характера совместно с ботаниками – сотрудниками Академии наук СССР профессором Савич и кандидатом биологических наук Рассадиной и врачом З. М. Супринович по замене ваты сфагнумом. Приказом начальника госпиталя от 22. 08. 1944года было отмечено. «Доктор Рассадина К. А., не будучи сотрудником ЭГ 4088 в период с 1942 по 1944 активно вклинилась в научную работу ЭГ4088 в результате чего совместно с доктором Супринович З. М., проведена и сдана на базе госпиталя научная работа «Опыт применения мха (сфагнум) в хирургической практике». Командование госпиталя выражает свою глубокую благодарность Рассадиной К. А., за активное участие в научной работе ЭГ4088 ».
На базе госпиталя разрабатывался следующая научная тематика:
1. Ренгенологические данные о локализации источника инфекции при осложненных ранениях. (Профессор Шик Я. И., врач Зайцева Г. И.)
2. Лечение неврогенных контрактур конечностей новокаиновым ионофорезом, новокаиновой блокадой и витамином В и Е. (врач Краевский Я. М.)
3. Лечение гнойных плевритов. (врач Клейман Р. П.)
4. Опыт наложения вторичного шва на гранулирующие раны. (врач Сургучева М. Ф.)
5. Местное применение сульфаниламидных препаратов при боевых травмах мягких тканей в комбинации с лечением по методу Печников. (врач Зайцева Г. И.)
6. Опыт применения трудотерапии в условиях эвакогоспиталя. (врач Клейман Р. П., старший методист по трудотерапии Бухтина).
Некоторые врачи госпиталя были призваны в действующую армию. Это Модель Ц. А., ординатор 4 отделения, Кадомская Н. Н., Парамонова И. М.
С началом победоносного наступления Красной Армии и освобождением наших городов многие работники госпиталя стали возвращаться на постоянное место жительства. В 1943 г. уехали в Москву начальник подсобного хозяйства Бернадская А. С., зам начальника госпиталя по МТО Милькина, нач. 4 мед. отделения Белоусова Л. И., медстатист Розенфельд Т. Е., медсестра Тарасова Т., ординатор 4 отделения Бухвец Л. Г., ординатор 1 от. Арунина В. С., Филатова Е. М., Чайковская. В г. Николаев - медсестра Климова, швея Сивопляс. Библиотекарь Гилерман в г. Харьков. Медсестры Крутецкая и Голан З. А. - в г. Ленинград.
Командование госпиталя отметило в приказе от 4.4.1945 г. «Врачу Зайцевой Г. И. поручено одно из самых крупных медотделений госпиталя, где условия работы определяют большие трудности. Благодаря инициативе, неутомимой энергии и дисциплинированности т. Зайцева Г. И., сумела организовать работу отделения так, что период работы ее в госпитале 4 мед отделение по своим производственным показателям заслуженно занимает одно из первых мест. Начальника 4 отделения Зайцеву Г. И. освободить от занимаемой должности в связи с отбытием в г. Ленинград к постоянному месту жительства ».
9 мая 1945 г. дежурил Янченко К.Р., начальник 2 отделения.
Несмотря на тяжелые военные годы многие сотрудники госпиталя продолжали работать и учиться в Казанском медицинском институте, например старшая перевязочная медсестра Тухватуллина М.Г., медсестра Галеева Г.
Шефскими организациями госпиталя были леспромхоз, бумажный комбинат, артель «Красный маяк», Васильевская неполная средняя школа, совхоз Леспродторга, колония НКВД, лесхоз, колхозы «Авангард», и «Красный Факел». Все эти организации были рас-пределены между 6 отделениями и помогали госпиталю и больным продуктами строи-тельными материалами, инвентарем, топливом. Оказывали посильную помощь в тяжелых работах таких как посевная, уборка урожая. И конечно концертами художественной самодеятельности которые радовали наших раненых помогая им быстрее возродить здоровый дух и волю к выздоровлению. Госпиталь участвовал в соцсоревновании с Юдинским госпиталем.
Военным комиссаром и замполитом госпиталя с 20 октября 1941 г. и до октября 1945 г. был Пыршинков Иван Давыдович, добросовестно выполнявший должностные обязанности все военные годы. С 19.10.1945 г. - капитан Лобанов Г. И.
Состав политработников: комиссар, пропагандист, зав. клубом, библиотекарь, радист, и киномеханик. Привлекали художника, специалиста по политическому плакату. В августе 1942 г. назначили пропагандистом Шигапова И. Ш., Филатова Е. М., потом Власова.
В клубе госпиталя был широкопленочный кинопроектор. Киносеансы организовывались отдельно для ранбольных с 17.00 до 19.00, а для сотрудников и бойцов гарнизона с 19.30 до 21.00. Начальником клуба был лейтенант Старчиков. В госпитале имелась зимний клуб с библиотекой и читальным залом, работал летний театр с кинобудкой радиоузел с 96 радиоточками.
Существовало 7 красных уголков при каждом медотделении. Было недостаточно газет центральной печати. Черезвычайно мало газеты «Красная Звезда», в которой много специальных военных статей, очень интересующих военнослужащих находящихся на лечении. Имелись бильярд, настольные игры.
Библиотекарями в разное время были Трескунова, Овчинникова А. В., Гилерман и Киняпина.
Перед каждым Советским праздником коллектив госпиталя подводил итоги и командование госпиталя из своих скудных средств поощряло передовиков. На 7 ноября 1942 г. многие получили самые дорогие в своей жизни подарки. Например:
Ст. медсестра Розенфельд Т. Е. - 20 кг овощей.
Пос. медсестра Лезина - 1 куб. м. дров, 2 комплекта детских костюмов.
Пос. медсестра Копылова - 2 куб. м дров.
Кухонная работница Т.М. Тухватуллина - 2 куб. м дров, 2 комплекта детских костюмов.
Санитарка Хасанова - 20 кг овощей, костюм для девочки.
Командование знало, в чем нуждаются работники госпиталя. Люди отвечали добросовестным трудом и бдительностью. В ночь с 8 -9 ноября 1942 г. возник пожар в столовой для сотрудников после проведенного ремонта водопровода (отогревали замерзшие трубы). Пожар быстро ликвидирован благодаря санитаркам Егоровой и Ерошиной.
1 января 1943 г. отмечали день ударника. Среди медотделений 1 – место заняло 1 медотделение (Заслав Т.Л.);
2 - место - 3 медотделение (Супринович З. М.)
3 - место - 4 медотделение (Белоусовой Л. И.)
Бытовые проблемы возникали в городке постоянно. На территории командование боролось с самовольной вырубкой сухостоя работниками госпиталя. Некоторых пойманных в этом деле наказывали. А что делать, если топить нечем?
В праздничном приказе от 6 ноября 1945 г. лучшими людьми коллектива госпиталя названы:
Бухина Р.С., Чоба В.И., Газимов М.Г., Ефремов. Наградили грамотой бригаду строителей (бриг. Лавреньтев) и многих других.
Долгожданная победа пришла. Раненых в госпитале становилось меньше и меньше. Госпиталь постепенно сворачивал работу. 15.06.1945 г. в районной спартакиаде команда госпиталя в главе Медниковой - повара столовой №1 заняла 1 место.
На основании распоряжения УГ ВЦСПС по Татарской АССР от 16.07.1945 г. госпиталь передал Крымскому Управлению Госпиталей ВЦСПС дизельгенератор на 50 лошадиных сил со всем оборудованием. После выписки последних раненых и больных многие врачи направлены на усовершенствование. Начальнику медчасти Супринович приказано сдать в архив истории болезни и другие медицинские, служебные документы.
Расформирован госпиталь приказом командования по УГ ВЦСПС по Татарской и Удмуртской АССР 28.01.946 г.
Врачи, работавшие в эвакогоспитале 4088:
Розенблит Я. И., Муратов А. Н., Максудова М. Х., Свердлова Ф. Г., Гольдман Е.А., Супринович З. М., Добросердобова М. В., Якубец А. В., Морейнис И. Я., Шиманко И.И., Зиннурова С. Г., Сургучева М. Р.,
Каминский П. Г., Олесина В. Ф., Бутырин Г. Г., Белоусова Л. И., Белоусова Е. И., Модель В. А., Иванова Т. И., Модель Ц. А., Шик Я. Л., Андриановский А. Ф., Заслав Т. Л., Ионова Т. Н., Скворчевская А. А., Арунина В. С., Кречетникова З. М., Парамонова И. М., Бухвец Л. Г., Рубинштен Г. Н., Караевский Я. М., Борчанникова,
Привман А. П., Привман П. Л.,(нач аптеки) Бромшторм Д. И., Худорочева, Чоба В. И., Чоба Н. В., Якобсон Ф. А., Корягина В. Ф., Янченко К. Ф., Кадомская Н. Н., Клейман Р. П., Андреева А. П., Елесеевич А. Я., Зайцева Г. И., Бразис-Животнова В. И., Власова, Антипова, Шейкман Н. Л.

Источники:
Документы Филиала Центрального Архива (Военно- медицинских документов) МО РФ Г. Санкт-Петербург

1 Ф. 2148 О. 10611/1
2. Ф. 2148 О. 60293/1
3. Ф. 2148 О. 10612/2
4. Ф. 2148 О. 52901/1
5. Ф. 2148 О. 56415/1
6. Ф. 2148 О. 10612/3
7. Ф. 2148 О. 21449/1
8. Ф. 2148 О. 21446/1
9. Ф. 2148 О. 10612/1
10. Ф. 2148 О. 10612/4
11. Ф. 2148 О. 10612/5
12. Ф. 2148 О. 10612/6
13. Ф. 2148 О. 10613/1
14. Ф. 2148 О. 10613/2
15. Ф. 2148 О. 10613/3
16. Ф. 2148 О. 10613/4
17. Ф. 2148 О. 10613/5
18. Ф. 2148 О. 10613/6
19. Ф. 2148 О. 57902/1
20. Ф. 2148 О. 10613/7
21. Ф. 2148 О. 60294/1
22. Ф. 1956 О. 71005/8
23. Ф. 6о71 О. 60702 /5


ЭВАКОГОСПИТАЛЬ № 4575 (пос.Пустые Моркваши Верхнеуслонского района)

Эвакогоспиталь ВЦСПС общехирургического профиля № 4575 развернут на базе пионерского санатория пос. Пустые Маркваши Верхне-Услонского Района ТАССР. Количество штатных коек - 200. На летний период устанавливалось еще 100 коек. Госпиталь начал принимать ранбольных с 12.01.1942 г.
Начальником госпиталя назначена военврач III ранга Волкова Ольга Титовна, 1904 г. рождения, уроженка Московской обл. Окончила 2-й Московский медицинский институт в 1936 г. Уволена с военной службы 26.10.1945 г. Ленинским РВК г. Казани.
Эвакогоспиталь был расположен в живописной местности, на высоком берегу р. Волга. Лесной массив тянулся на десятки километров. Положение осложнялось отдаленностью железной дороги и трудностями транспортировки раненых.
До пристани было 50 м, но до ж/д станции Юдино (через р. Волга) 8 км. Зимой сообщение до станции осуществлялось по льду гужевым транспортом. Было 12 лошадей средней упитанности, крестьянской породы. Повозок и саней было недостаточно. Автотранспорта не было. Сено для лошадей заготавливалось своими силами. Зимой и весной 1942 г. при недостатке кормов выручили запасы санатория и наличие подножного корма. Транспорт зимой использовался исключительно для перевозки ранбольных, продуктов и инвентаря из Казани.
Раненые размещались в двух деревянных корпусах. Двухэтажный корпус на 150 коек имел центральное водяное отопление, электрическое освещение (до июня 1942 г. не рабо-тала электростанция, потому не действовали киноустановка и радио), теплый туалет. Водопровода не было. Система коридорная. Стены бревенчатые, неоштукатуренные, побеленные как потолки. Палаты размещались по 3-4 койки.
Второе здание одноэтажное на 100 коек имело печное отопление, электроосвещение, люфт-клозет, водопровода не было. Система коридорная. Стены и потолок были оштука-турены. Палаты большие на 20-25 человек. В клубе летом развертывалась 50 коек. Было недостроенное здание столовой.
Начальник госпиталя Волкова О.Т. имела некоторый практический хирургический стаж. В одном из корпусов был хирургический блок с чистой операционной, оборудованной в августе 1943 г. Ведущего хирурга не было до 2 половины 1942 г. В первый год работы хирургическая работа обеспечивалась еженедельными консультациями Казанского профессора Домрачева и с помощью врача-хирурга Заслав Т.Л. из госпиталя №4088.
Средний хирургический персонал: операционная сестра с 8 летним стажем хирургической работы и 2 перевязочные сестры. В госпитале с хорошими результатами проводилась парафинотерапия при лечении трофических вялопротекающих язв конечностей после осколочного ранения. При лечении ран применялись антисептические повязки с риванолом, марганцем, гипертоническим раствором NaCl, хлорамином, сухие повязки с белым стрептоцидом. Случаи обморожения 2-3 степени с успехом лечились сухим способом с применением марганцевой и йодной настойки. Случаев столбняка газовой гангрены и септического состояния среди лечившихся не было. При остеомиелите проводилось консервативное лечение за исключением некоторых случаев, потребовавших оперативного лечения.
Кабинета переливания крови не было до 1943 г. Его начали широко применять в конце войны с появлением ведущего хирурга. В 1 полугодие 1945 г. сделано 92 операций, переливание крови 40 раз.
ЭГ 4575 хотя и имел общехирургический профиль, был госпиталем для легкораненых. Свежих случаев переломов не поступало. Гипсовые повязки накладывались в случае переломов только при смене повязок, а также в некоторых случаях при лечении вялотекущих огнестрельных ранений с целью полной иммобилизации органа, что давало хорошие результаты. Во время посещения госпиталя профессором Домрачевым, происходило повышение квалификации врачебных кадров по хирургической специальности. Полостных и вообще крупных операций не проводилось. В каждом корпусе имелась перевязочная.
Недостатки:
1. Отсутствие рентген аппаратуры. Осложнялась диагностика переломов и контрольные обследования переломов, по снятию гипса. Приходилось направлять больных в Васильевский госпиталь № 4088 или в г.Казань, что при отсутствии хорошего транспорта и дорог, особенно зимой было крайне затруднительно. В сентябре 1942 г. передан портативный рентген-аппарат из ЭГ 3644.
2. Отсутствие автоклава, что вынуждало проводить стерилизацию в госпитале 4088 или 3644. Указанные обстоятельства зачастую тормозили работу, в некоторых случаях не давали гарантию стерильного материала.
Производились оперативные вмешательства несложного характера амбулаторного типа, с вполне адекватной анестезией, применением новокаина или хлорэтила, которыми госпиталь обеспечивался.
Во 2 полугодии 1942 г. в госпитале начала работать хирург Гурская. В целом хирургическая работа была поставлена хорошо.
В 1943 г. выполнено 254 операций, в 1944 г. за 1 полугодие - 99 операций. Итого - 418 операций. Из них по поводу остеомиелита - 158, на крупных суставах – 9, реампутаций -12, пластических операций - 2, удаление инородных тел – 115, вскрытие затеков и других операций по поводу ран - 84, прочих – 25.
Применялись местное обезболивание и общий наркоз. Эфирный наркоз – при 22 случаях. Хлорэтиловый в - 3х. Спинномозговая анестезия в - 10, под инфильтрационной анестезией - 383. Успешная работа подтверждалась быстрым заживлением ран и восстановлением функции пораженного органа.
С января 1942 г. до июня 1944 г. выписаны в часть 1181 человек раненых и 77 больных. Уволено в отпуск со сроком 30-45 дней 185 человек раненых и 17 больных. Уволено в запас из Красной Армии 687 раненых и 4 больных.
В госпитале широко применялась лечебная физкультура. Ответственная медсестра подготовлена на курсах по ЛФК в Казани. Также в 1942 г. 2 медсестры обучены лечебному массажу. Физиотерапевтический кабинет не работал из-за отсутствия аппаратуры.
Работало парфинолечение и торфолечение. Проводилась трудотерапия выздоравливающих больных: распиловка на доски продольной пилой, для разработки плечевого и локтевых суставов, плели корзины, драли дранку, занимались столярными работами, заготовкой кормов и дров.
Повышение квалификации медсестер проходило путем проведения практических занятий по вопросам асептики и антисептики, стерилизации материалов, техники наложения шин, гипсовых повязок.
Зимой госпиталь принимал ранбольных только из Казанских госпиталей. Для перевозки ранбольных на рентген обследование имелось 10 пар валенок, 3 спальных мешка и 10 шт. ватных одеяла. С открытием навигации на Волге раненых привозили транспортными судами из ЭГ г.Мурома и других городов. Не всегда ранбольные направлялись по назначению, было много больных с открытой формой туберкулеза, которых нужно было от-правлять по назначению. Много было больных с повреждением периферических нервов, требовался врач невропатолог (май 1943 г.).
Сортировку и отправку ранбольных производила медсестра при непосредственном участии дежурного врача. В дер. Кузембетьево на расстоянии 1 км от ст. Юдино госпиталь имел приемный покой, в котором производили отдых и кормление раненых, дополнительное обмундирование теплой одеждой. Здесь производилась сортировка ранбольных для дальнейшего следования в госпиталь.
В госпитале имелась хорошо оснащенная лаборатория. Выполнялись клинические анализы крови и мочи.
Медснабжение. Медикаментами и перевязочным материалом госпиталь снабжался сносно. Остро не хватало предметов ухода за больными: пузырей для льда, грелок, кружек Эсмрха, термометров для измерения температуры тела. Шины и гипс имелись в достаточном количестве. Гипс был хорошего качества.
Кадры. Начальник госпиталя капитан медсл. Волкова Ольга Титовна. Врачи: Соболева, Красавицкая, Самарсова, Заслав, Никитина, Гурская со стажем свыше 10 лет. По штату было 19 медсестер, в наличии - 14.
Водопровод и канализация отсутствовали. Питьевую воду госпиталь получал из колодца. Подача воды вручную. Питание ранбольных летом проводилось в столовой, в 2 смены. Зимой больные кормились в корпусах и специально выделенных комнатах-столовых. Приготовление пищи производилась в специальном здании-кухне, имеющем большую хорошую плиту, духовой шкаф и отдельную мойку.
Продовольственный склад небольшой и примитивно устроенный. Овощехранилище - на 35 т, крайне недостаточное для госпиталя. Надо было на 100 т. Имелся ледник, который весной заполнялся льдом с реки. Летом и осенью производили засолку и квашение огурцов, помидоров, капусты.
Пища готовилась квалифицированными поварами. Проба пищи проверялась дежурным врачом. Меню-раскладка составлялось, как правило, на декаду и лишь в случаях перебоев получения некоторых продуктов на пятидневку. Лечебное питание проводилась организовано, с лечением желудочных язв, печеночных, почечных и пеллагрических больных. Руководство диетпитанием и осуществление саннадзора возложено на врача Соболева Л.Г., в дальнейшем на диетврача Никитину, прикрепленную к пищевому блоку. Особое внимание обращалось на оснащение пищи витаминами группы В и С.
Санврача не было. Дезинфектор работал под руководством специально прикрепленного врача. Связь с военкомом, райздравотделом и райсоветом осуществлялась личными выездами работников госпиталя в эти организации. В нужных случаях исследование пищевых продуктов производилось в лабораториях Казани.
Имелась новая прачечная с примитивным оборудованием и сушилкой. Стирка белья производился вручную. В госпитале была баня с санпропускником и дезкамерой достаточной мощностью для нужд госпиталя. Баня, видимо,была старая и плохо отапливалась, были жалобы больных на холодную баню.
Обменный фонд был достаточный, задержек с отправкой не было.
Оснащались палаты и корпуса стационара удовлетворительно. Имелись шкафы, столы, кровати, тумбочки, стулья и табуретки пионерсанатория. Оснащение мягким хозяйственным инвентарем, постельными принадлежностями было удовлетворительное. Летом ощущался недостаток постельного белья и полотенец для регулярной смены.
Госпиталь остро нуждался в моторной лодке для перевозки раненых и больных в соседний госпиталь для рентген диагностики и для обеспечения транспортом консультантов.
Хирург Гурская (февраль 1944), выступая в Госпитальном Совете, сказала что ЭГ4575 работает в тяжелейших условиях, рациональнее превратить его в санаторий. В феврале 1942 г. предлагалось превратить один из госпиталей ВЦСПС в научную лабораторию Физиологического института им. Павлова по изучению высшей нервной деятельности.

Вот некоторые документы.
Директору Физиологического института им. Академика Павлова Академии наук Академику Орбели.
Управление Госпиталей ВЦСПС согласно предоставить временно в ваше распоряжение недостроенное здание столовой при госпитале ВЦСПС № 4575 в Пустых Морквашах для организации в ней работы физлаборатории руководимого Вами института. На следующих условиях:
1. в госпитале 4575 под Вашим руководством должно быть налажено квалифицированное лечение раненых и больных с травмами и повреждением центральной и периферической нервной системы и поражением пищеварительного тракта и их последствиями.
2. Вами должна быть оказана помощь в обеспечении госпиталя № 4575 приглашением на работу квалифицированного нейрохирурга, невропатолога, терапевта, лаборанта и в получении из фондов Наркомздрава физиотерапевтической аппаратуры рентген-кабинета и приборов для кабинета функциональной диагностики за счет средств Управления Госпиталями ВЦСПС.
3. Под Вашим руководством должны быть разработаны детальные показания и порядок отбора и направления необходимых контингентов раненых согласно нового профиля госпиталя.
4. В госпитале должны быть организованы под руководством научных сотрудников Физиологического Института научно-клинические наблюдения, разработка клинических материалов, которые будут накапливаться в результате лечебной работы госпиталя силами врачей по Вами предложенной теме.
5. Желательно, чтоб Физ. Институт командировал в госпитали ВЦСПС на Казминводы одного из своих основных научных работников для консультации и оказания практической помощи в области правильной постановки лечения ранений и их последствий, центральной и периферической нервной системы и ЖКТ, а также для организации в указанных госпиталях научно-клинических наблюдений в этой области.
6. В здании недостроенной столовой закончить строительные работы за счет Физ. Института.
7. По окончанию работ здание вернуть безвозмездно УГ ВЦСПС.
Начальник Управления Госпиталями ВЦСПС Богоявленский.
Приложение к протоколу №7 Научно-методического бюро Главного Управления ЭГ НКЗ СССР от 13.02.1942 г.
Показания и противопоказания к направлению больных в ЭГ ВЦСПС № 4575 в Морквашах, где будет проходить совместная работа Института по изучению физиологии высшей нервной деятельности им. Академика Павлова
1. Показания.
а. Ранения с повреждением центральной, периферической и вегетативной нервной системы (ходячие). Направлению не подлежат больные, требующие посторонней помощи (лежащие).
б. Психоневрозы. Направлению не подлежат: неврозы, осложненные психическим фактором, особенно депрессивные суицидальными попытками или взысканиями, а также эпилептики.
в. С поражением ЖКТ, особенно с хроническим свищем желудка, поджелудочной железы, желчного пузыря, тонких кишок. Направлению не подлежат лежащие, требующие посторонней помощи.
2. Противопоказания. Направлению не подлежат слепые.
3. Порядок направления больных: в ЭГ № 4575 больные направляются только из госпиталей г. Казани, на основе установленных показаний.
Но дело дальше не развилось, возможно, помешала отдаленность, отсутствие транспорта или условия предстоящей работы совсем не устроили столичных ученых. Через 2 года врачи вспоминали с сожалением о неосуществленном проекте. Мелкие госпитали нужно было использовать в научно исследовательской работе как лаборатории.
В начале работы госпиталя ранбольные жаловались на скуку, электростанция не работала, света не было, кино не показывали, радио не работало. В госпитале грубо нарушался режим (пьянство, брань и пр.). После увольнения и ареста работников госпиталя, торговавших вином, нарушения прекратились. В этом была заслуга военного комиссара или замполита госпиталя.
Замполитом госпиталя с февраля 1942 г. назначен ст. политрук Хуснутдинов. Пропагандистом - младший политрук Иванов, член ВКП(б) с 1940 г., окончивший исторический факультет Калининского учительского института.
На лекторской работе тов. Сохар Р.Я., член ВКП (б) с 1924 г. с высшим политическим и общеобразованием.
Имелся кинопроектор, радиоузел мощностью 8 ват, библиотека (921 книг), пианино, 2 гармони, 2 гитары, 2 балалайки, шахматы, шашки, домино. Выписывали «Правду» - 2, «Комсомольскую правду» - 10, «Известия» - 1, «Красный Татарстан» - 10, «Кызыл Татарстан» - 5, «Приволжский Колхозник» - 50, «Медработник» - 2, «Хирургия» - 1, «Госпитальное дело» - 1, «Медсестра» - 1.
В связи с отдаленностью от населенных пунктов общественность мало принимала участие в работе госпиталя. Свияжская ИТК выделила для раненых 7 кг. табака. Колхозы «Ленинский Путь», «Новая Жизнь», «Парижская Коммуна» выделяли подводы для перевозки раненых со ст. Юдино до П.Маркваш.
Пионеры провели 5 концертов.
К 1 мая 1942 г. госпиталь получил в подарок 58 кг мяса, 68 яиц, 50 кг пряников и 16 кг варенья.
Над госпиталем шефствовал Печищенский мельзавод, который в 1942 г. подарил 50 книг для библиотеки госпиталя. Показали 2 концерта художественной самодеятельности и 2 раза помогли перевезти муку с мельзавода в госпиталь.
Из числа эвакуированных в правах членов профсоюзов восстановлены 59 человек. Силами сотрудников госпиталя оказана помощь в уборке урожая 3 колхозам. Поставлены 4 концерта самодеятельности госпиталя.
Расформирован эвакогоспиталь № 4575 решением Управления Госпиталей ВЦСПС по Татарской и Удмуртской АССР 30.06.1945 г. в связи с утратой необходимости в дальнейшей работе.

Источники:
Документы Филиала Центрального Архива (Военно-медицинских документов) МО РФ г. Санкт-Петербург
1. Ф. 2249 О. 2827/1
2. Ф. 2249 О. 10669/5
3. Ф. 2249 О. 66807/1
4. Ф. 2249 О. 2828/1
5. Ф. 2249 О. 10670/2
6. Ф. 2249 О. 10670/1
7. Ф. 2249 О. 10672/2
8. Ф. 2249 О. 10670/1
9. Ф. 2249 О. 16650/2
10. Ф. 2249 О. 6874/4

ЭВАКОГОСПИТАЛЬ 4147 (г.Бугульма)

Эвакогоспиталь 4147 на 100 коек сформирован в селе Петровка Бугульминского района Татарской АССР, на базе колхозного санатория. Общехирургический госпиталь совершенно примитивный по организации лечебного процесса работал как придаток ЭГ НКЗ 2784, который существовал недолго - с 25.09.1941 по 1.10.1942 г. Начальником и врачом в одном лице была военврач С. Дворникова. Военкомом М. Короедов.
В госпитале находились бойцы с ранением конечностей, повреждением костей и мягких тканей.
Имелся кабинет ЛФК, возможно, перевязочная.
Состояло на лечении:
1941 г.: ноябрь – 9 чел., декабрь - 61,
1942 г.: январь - 87, февраль - 81, март - 61, апрель - 74, май - 81, июнь - 82, июль - 83 чел.
Возвращено в часть – 146 красноармейцев. Уволено из армии после лечения - 6, уволено в отпуск - 9, уволено в запас - 35, переведены в нестроевую службу - 10, признаны ограниченно годными - 2.
Из архивных документов сохранился медицинский отчет за июль и август 1942 г.

Источники:
Документы Филиала Центрального Архива (Военно-медицинских документов) МО РФ
Ф. 2165 О. 21468

(Продолжение следует.)

Ключевые слова: 

 

Номер карты в Сбербанк: 4276 6200 3036 4024


Владелец домена, создание и сопровождение сайта — Елена Сунгатова.
Первоначальный вариант Книги Памяти (2007 г.) предоставлен — Михаилом Черепановым.
Время генерации: 0.067 сек