«СЛУЖИЛИ ПРИМЕРОМ ДЛЯ ФРАНЦУЗСКИХ ПАРТИЗАН»

Категория: 

Группа легионеров, бывших военнопленных, названных фашистами «Курмашев и десять других», арестована 12 августа 1943 г. и осуждена 12 февраля 1944 г. Имперским судом Германии. Их обвиняли в печатании и распространении листовок, призывающих к сопротивлению нацистским властям, в подготовке восстания в легионе. В обвинительном акте так же говорилось, что члены группы Г.Курмашева «засланы советским командованием, поддерживали связи с другими организациями Сопротивления, с партизанами».

Легионеры в Ле-Пюи
Легионеры в Ле-Пюи

Среди казненных было трое уроженцев нашей республики – писатель и профессиональный радист Абдулла Алиш (Абдулла Бареевич Алишев) из с.Каюки Спасского района, старший сержант Абдулла Вазыхович Батталов из с.Большие Тиганы Алексеевского района, лейтенант Зиннат Хуснуллович Хасанов из с.Старый Кашир Сармановского района.

В отличие от награжденного всеми высшими наградами СССР Мусы Джалиля, об официальном возвращении доброго имени десяти его казненным товарищам на высшем уровне вспомнили лишь 5 мая 1990 г., когда Указом Президента СССР «за активную патриотическую деятельность в подполь-ной антифашистской группе и проявленные при этом стойкость и мужество» они были посмертно награждены орденом Отечественной войны I степени. Их барельефы около памятника поэту-герою в Казани появились лишь в 1994 году.

И тем более трагичными можно назвать судьбы тех легионеров-подпольщиков, кто тогда не был казнен фашистами и не просто уцелел, а продолжал антифашистскую деятельность в глубоком тылу врага, постоянно рискуя жизнью.
Именно перед казнью курмашевцев-джалильцев, во второй половине августа 1944 г. оставшимся на свободе подпольщикам легиона «Идель-Урал» во главе с Амиром Утяшевым удалось связаться с французскими партизанами и освободить от фашистов городок Ле-Пюи. Об этом помнят французы, установив памятник освободителям в г. Баинсе и создав экспозицию в Парижском музее Сопротив-ления. Но до сих пор не дождались официальной политической реабилитации не только члены отря-да А.Утяшева, но и казненные джалильцы.

ФРАНЦИЯ ПОМНИТ

В истории нашего народа немало страниц, вырванных из памяти по политическим или сиюминутным конъюнктурным соображениям. Есть среди них и такие, которыми бы гордился народ любого государства. Только мы на бескрайних пространствах России можем жить по принципу: «Наши людские резервы – неисчерпаемы!» Между тем, память о славе наших земляков бережно хранится за пределами страны.
В Национальный музей РТ переданы французские газеты 1990 года, описывающие, казалось бы, малозначительное событие — приезд из далекого Татарстана бывшего участника движения Сопротивления.
«Господин Деколен, мэр Баинса, отправился в Париж, чтобы встретить в аэропорту Александра Утяшева из Казани. Спустя почти полвека русский боец возвращается на места боев и кладбище Вержезак, где погребены трое его соотечественников. Этот визит связан с Сопротивлением, точнее, с боем при Баинсе. Подробнее об этом можно прочесть в книге «Каменные свидетели пролитой крови».
В немецком гарнизоне, который был расквартирован в г.Ле-Пюи и имел задачей боевые действия с Сопротивлением, были русские из числа военнопленных. Точнее, это были татары-легионеры. По мере того, как Сопротивление крепло, добрая сотня легионеров присоединилась к маки капитана Сегеля в Ружаке и в районе Иссенжо.

Неудивительно, что в бою макизаров с немцами при Баинсе из 6 погибших партизан трое были бывшими легионерами: Андрей Аксенов, капитан, летчик; Газизян Зубаиров и неизвестный солдат» (Газета «Левэй», «46 лет спустя. Возвращение русского макизара на места боев при Баинсе»).
Обратите внимание на заголовок. Журналисты подчеркивают важность и сенсационность события.
Из газеты департамента Верхняя Луара «Трибуна» от 3 августа 1990 г.:
«Перед монументом павших в Баинсе собралось около 200 человек. Церемония была в этом году особой благодаря визиту капитана Александра Утяшева из СССР. Многие из бойцов Сопротивления как тогда, были рядом с ним. Депутат Верхней Луары господин Прориоль воздал честь бойцам Сопротивления, потом, обратившись к русскому офицеру, заверил: «Это празднование напомнит каждому из нас, что в немецкой армии были многие русские, вовлеченные туда силой и перешедшие на сторону партизан».
Так и не получив второй Военный Крест, которым его наградило командование Сопротивления, Утяшев возвращается на родину. Там его принимают как изменника и приговаривают к 25 годам лагерей. Он будет освобожден лишь через 8 лет и будет ждать 1962 года, «десталинизации», чтобы получить официальную реабилитацию. И все же он не имеет всех прав бывшего солдата».
«Возвращение Александра Утяшева» — так названа эта публикация. Давно я не видел в нашей прессе подаваемых как сенсация материалов о том, что ветераны войны посещают места былых сражений. Вот свидетельство ветерана французской армии подполковника Запальского:
«Именно здесь, в Ружаке, 26 июня 1944 г. задумана стратегия возвращения в строй русских солдат, силой зачисленных в вермахт. С этого здесь, в Баинсе, началось поражение немцев. Стратегия была действительно уникальная, и о ней, как ни странно, мало знают. Удалось не только пополнить состав маки вооруженными солдатами, но и снизить боеспособность противника, подорвать его моральный дух. И все это с наименьшими людскими потерями. Нам это удалось. Немецкий генеральный штаб и май¬ор Шмелинг признали свой провал. К 12 августа 1944 г. уже 118 русских воен¬нопленных перешли к маки добровольно, без всякого принуждения. Когда же капитан Александр Утяшев передал мой приказ остальным легионерам отказаться от боя с нашими партизанами, они выполнили этот приказ. Армия немцев была дезорганизована. С переходом легионеров в ряды маки соотношение сил резко изменилось. 1260 партизанам про тивостояло лишь 286 немцев и 36 их французских пособников (полицаев). Им ничего не оставалось делать, как сдаться в плен.
Со своим отрядом Утяшев участвовал в боях под Баинсом, где освободил из плена 22 русских солдата. С большим успехом участвовал также в боях под Аллегро, Монтаном. Принимал участие в розыске и аресте немецких солдат и француз¬ских фашистов в районе г.Соги (Верхне-Луарский округ).
В день освобождения г.Ле-Пюи его группа насчитывала 118 вооруженных добровольцев. Эти люди были дисциплинированны, пригодны для боев, сплочены вокруг своего командира».
Впечатляет и выступление мэра г.Баинса:

«В битве при Баинсе участвовал отряд, большую часть которого составляли русские и татары под командованием Александра Утяшева. Обескураженные немцы понесли потери, маки вошли в город, взяли в плен немецких солдат.
Когда все утихло, убитых и раненых транспортировали в мэрию. Партизаны освободили заключенных и вернулись на свои базы... Наш долг увековечить память всех погибших в боях с фашизмом. Я хотел бы сказать слова приветствия капитану Александру Утяшеву, который в течение 45 лет жил с надеждой вернуться на землю Франции, чтобы поклониться могилам своих соотечественников, погибших при Баинсе, встретиться с друзьями и восстановить правду об участии Татарского легиона в борьбе французских партизан. Татары всегда сражались против немцев. Александр Утяшев хочет, чтобы его признали не только здесь, но и на его родине.
После 8 лет заключения в СССР его реабилитировали, и теперь он хочет добиться признания заслуг и своих соотечественников из Татарского легиона".
Эффектную точку в описании тех событий ставит выдержка из характеристики, данной еще в 1945 году подполковником Запальским нашим землякам:
«Отряд Утяшева был всегда готов биться до последней капли крови и своей храбростью служил примером для французских партизан. За успехи в разложении легиона, за хорошее командование и прекрасную организацию своего партизанского отряда старший лейтенант Александр Утяшев получил чин капитана французской армии и французский Военный Крест.
Признавая важность результатов, полученных с помощью этих блестящих патриотов, их неоспоримую чистосердечность, я просил бы довести это до сведения Высшего Командования Красной Армии».
Почему так случилось, что вместо наград и почестей, возвратившись на родину, герои Сопротивления получили лишь возможность отработать стаж на северных шахтах или воспользоваться опы-том выживания в концлагерях, с той лишь разницей, что в советских зонах порой было гораздо тяжелей - и морально, и физически?
Причина до элементарного проста. Проверяя возвращавшихся советских военнопленных, службы СМЕРШа и НКВД не потрудились даже изучить свидетельства очевидцев и имевшиеся на руках вчерашних бойцов Сопротивления документы. Так было и с упомянутой выше характеристикой. По-настоящему представители компетентных органов обратили внимание на этот документ лишь в декабре 1961 года. На нем есть пометка переводчика: "По содержанию перевод правилен. 2.12.1961".
Такие документы просто изымали на допросах и засекречивали.

Вот и лежат они, свидетельства славы наших замляков, в только что открытых фондах, не востре-бованные ни следователями военной прокуратуры, ни историками. А сами участники тех событий ухо¬дят из жизни, так и не дождавшись реабилитации, возвращения доброго имени.
В отряде, действовавшем в г.Ле-Пюи, таких людей десятки. Хотя партизанская группа называлась 1-й русской, в ее списке, который хранится в музее Сопротивления в Париже, числятся в основном казанские и башкирские татары.

Гумар Асибаков, Гаян Ахметшин, Талгат Хамитов, Гараф Фахрутдинов, есть азербайджанец Тауфик Тагиев, хакас Андрей Шурышев, астраханцы Хабибулла Муратов и Самигулла Ахметьяров, грузин Александр Тевзадзе». '—"Кстати, грузинский отряд партизан, объединившись с татарским отрядом Федията Рахимова, принял активное участие в освобождении г.Тюль департамента Коррез. Рахимов был награжден орденом Почетного легиона. А на основе армянского отряда под руководством Бардуха Петросяна и Левона Титаряна в г.Ним был создан 1-й советский партизанский полк. Тысячи советских военнопленных принимали участие в боях за освобождение Лиона, Шапона, Бордо и других городов Франции.

Стр. бил. легионера
Стр. бил. легионера

Вот еще один документ.
«Батальон Келлермана. Французские Внутренние Силы.

Приказ № 2 от 2 августа 1944 г.

о назначении воинских званий.
На звание капитана:
Шурышев Андрей — командир русской группы,
Утяшев Александр — администратор русской группы...
На звание лейтенанта:
Мусин Лутфулла — командир русской группы,
Исламов Василий — командир русской группы,
Шамов Иван — командир русской группы.
На звание старшего сержанта:
Фахрутдинов Гараф — командир русской группы...
Командир батальона Келлерман».

Конечно, в списке назначений не только русские и татарские фамилии. Большинство упомянутых в документе — французы. Но то, что 7 из 29 командиров групп батальона ФВС были бывшие советские военнопленные, документальный факт.
В составе сил Сопротивления Европы почти каждый третий был нашим соотечественником. А всего это более полутора миллионов человек — целая армия европейского государства! Вот где они были, а не «пропали без вести» и не отсиживались в лагерных бараках, и не сотрудничали с врагом, как пытались утверждать следователи НКВД.

Конечно, не все участники тех событий остались с клеймом предателей. Исключения из этого правила есть. Так, упомянутый выше капитан Александр, точнее Амир Галимьянович Утяшев получил-таки признание на родине и пенсию Франции... за месяц до смерти, в январе 1996 года. Получили свидетельства о реабилитации еще несколько соратников Утяшева, среди которых Гаян Гарипович Ахметшин, Нургали Шайдуллович Шайдуллин, Михаил Петрович Афанасьев из Кукморского района. Есть такие примеры и в других районах Татарстана. Но их меньшинство. Реабилитации дождались десятки легионеров, а на сторону партизан переходили тысячи человек. Это было в Белоруссии, на Украине, в Польше, во Франции, других странах Европы...

Между тем значение того, что совершили наши земляки в составе легиона «Идель-Урал», не оценено по достоинству до сих пор. И оно не только в том, что тысячи военнопленных не предали родину. Стоит напомнить, что наличие в вер¬махте всего лишь 6 тысяч легионеров-калмыков послужило причиной для депортации в конце войны всего народа. То же было с крымскими татарами, народами Северного Кавказа.
В различные подразделения вермахта было зачислено более 28 тысяч казанских татар. Стоит задуматься, какова была бы участь жен, детей и родственников этих легионеров, если бы значительная часть из их числа не перешла на сторону партизан.
Вспомним же о них, о тех, кто служил примером не только для французских партизан, но и для бойцов Сопротивления всей Европы. О тех, кто спас не только собственную честь, но и доброе имя своего народа.

25 августа посетители Музея-мемориала Великой Отечественной войны смогут ознакомиться с уникальной перепиской джалилеведа Р.А. Мустафина с бывшими легионерами, участниками Сопротивления, которую передала в дар Казанскому клубу Воинской Славы вдова писателя Р.Г. Мустафина.


Михаил ЧЕРЕПАНОВ,
Зав. Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны НМ РТ
в Казанском кремле

Памятник Муссе Джалилю
Памятник Муссе Джалилю

 

Номер карты в Сбербанк: 4276 6200 3036 4024


Владелец домена, создание и сопровождение сайта — Елена Сунгатова.
Первоначальный вариант Книги Памяти (2007 г.) предоставлен — Михаилом Черепановым.
Время генерации: 0.063 сек