НАШИ В ИРАНЕ В 1941 ГОДУ

18 декабря 1940 года план «Барбаросса» утвержден директивой Верховного главнокомандующего вермахта № 21. Он разработан под руководством генерала Ф. Паулюса и предусматривал молниеносный разгром основных сил Красной армии западнее рек Днепр и Западная Двина, захват Москвы, Ленинграда и Донбасса с последующим выходом на линию Архангельск - Волга - Астрахань.

“Политику завоевания новых земель в Европе Германия могла вести только в союзе с Англией против России, но и наоборот: политику завоевания колоний и усиления своей мировой торговли Германия могла вести только с Россией против Англии... Такая война могла бы означать только конец Германии...
...Нам нужны силы, для этого нам нужно прежде всего уничтожить стремление Франции к гегемонии в Европе, ибо Франция является смертельным врагом нашего народа."
(А.Гитлер. Майн кампф, 1926 г.).

"Исход войны решится на Кавказе, а не на Западном фронте”.
(Командующий ВВС Франции в Сирии генерал Ж.Жоно, 1940 г.)

“Он обладал глубокой мудростью и чуждой всякой панике логикой. Сталин был непревзойденным мастером находить в трудные минуты выходы из самого безвыходного положения. В самые трагические моменты, как и в дни торжеств, Сталин был одинаково сдержан, никогда не поддавался иллюзиям.”
(У.Черчилль. Речь в Палате лордов 21 декабря 1959 г.).

Остается год с небольшим до 70-летия Великой Победы над фашизмом. Уже сказано много правильных фраз, написаны тысячи книг и публикаций, прошла трансляция сотен передач на ТВ и радио. Большинство из них рассказывает о подвиге победителей, о трагедии немыслимых потерь, о недопустимости подобного поворота событий. К сожалению, чаще всего за частоколом подробностей и фактов так и остались без ответа главные вопросы:
ПОЧЕМУ вражеские войска смогли дойти не только в 1941 г. до Москвы, но и в 1942-ом до Волги? Можно ли предотвратить повторение страшной трагедии?
НА ЧТО надеялся Гитлер, нападая на СССР, имевший 196 миллионов граждан и занимавший одну шестую часть планеты? Были ли у фюрера веские причины надеяться на победу или операция "Барбаросса" была блефом маньяка?
Убедительные ответы на эти вопросы я не нашел ни в энциклопедиях, ни в учебниках, ни в официальной исторической литературе. В публикациях последних лет даются лишь попытки поисков вразумительных ответов. Как в игре пазлы: кусочки общей картины иногда подаются за сенсацию и ключ к ответу, им посвящены книги и сотни научных статей. При внимательном рассмотрении эти сенсации оказываются либо малозначимыми фактами, либо очередной гранью общеизвестных оценок, либо версиями, похожими на сценарий голливудского боевика – фантастику или клевету. Даже если кто-то находит верные подходы к решению проблемы, сложить эти пазлы в единое панно, увязать отдельные факты в стройную логическую цепь либо не решаются, либо не могут взглянуть на ход событий сквозь призму многовековой геополитики, анализ взаимоотношений между странами задолго до 1939 г. и после Победы.
Есть в истории Второй Мировой войны немало “белых пятен”, мифов, которые компрометируют военное поколение, руководство нашей страны в глазах потомков. Среди таких великих тайн-мифов – советская международная и внутренняя политика в предвоенные годы, осуществление стратегического плана обороны СССР, трагические события начала Великой Отечественной. До сих пор воспринимается как должное официальное мнение, что СССР не был готов к войне, что Сталин “оттягивал начало войны”, но почему-то приказал разрушить стратегический рубеж обороны на старой границе и выдвинуть войска в соприкосновение с противником. Что у нас была неопытная армия и устаревшее вооружение. Нас подводят к мысли, что Гитлер, начав осуществление своего плана “Барбаросса”, практически “сломал веру” советского руководства в договор о ненападении, “вероломно” стал вдруг нашим врагом именно 22 июня 1941 г.
И в прессе, и в литературе, и тем более в Интернете опубликовано большинство необходимых документов, дающих наглядную картину того времени. Каждый мыслящий человек без особого труда может найти в них ответы на перечисленные вопросы. Копии этих документов удалось найти и собрать автору этих строк. Попробуем их проанализировать и ответить на столь болезненные и оставшиеся актуальными вопросы истории Второй Мировой войны. Я не оговорился. По-настоящему проанализировать события Великой Отечественной войны и найти многие ответы можно лишь досконально изучив историю Второй Мировой, её причины и предпосылки, её начало и первые этапы.

“Колосс на глиняных ногах и без головы”

Эта оценка, данная западными политиками в начале Второй Мировой войны Советскому Союзу, стала любимым лейтмотивом в трудах большинства историков не только Запада, но и России. Ещё во времена Н.С. Хрущева (в 60-е гг.) “придворным летописцам” дан приказ изображать нашу страну в предвоенные годы именно такой. Дескать, к войне мы не готовились, наша боевая техника и вооружение были допотопными. Более того, И.В. Сталин в 30-е гг. якобы так рьяно боролся с заговором в Красной Армии, что перестрелял почти всех военачальников и потому панически боялся начала войны. Даже когда ему на стол ложились убедительные факты приготовления Германии к нападению на СССР, он либо из-за своей трусости, либо из-за преступной глупости маньяка не только отказывался верить, но и всячески мешал таким спасителям Отечества как Г.К. Жуков готовить страну к обороне.
Часто ошибочными или преступными признаются решения руководства СССР заключить договоры о сотрудничестве с Германией, объявить войну Польше и Финляндии, вступить в страны Балтии, перебросить большинство кадровых войск страны со старой границы (из оборонительной линии Сталина) в непосредственное соприкосновение с германским вермахтом. Результатом явной ошибки Сталина, а порой и массового предательства армейского руководства называют факт пленения более 3 миллионов красноармейцев уже к концу 1941 г. А выдвижение 5 кадровых армий РККА к границам Турции и Ирана, захват Тегерана в сентябре 1941 г. (когда практически нечем было задержать фашистских оккупантов под Москвой) подаются как стремление наладить поставки по лендлизу от Англии и США.
Думается, дать объективную оценку предвоенной дипломатии Сталина и его решений в июне 1941 г. можно лишь хорошенько вспомнив, КАКАЯ страна в течение нескольких веков была реальным и сильнейшим противником России и ЧТО позволило Гитлеру надеяться на победу в германо-советской войне? Никаких сенсаций не обещаю. Все факты известны читателям. Их просто никогда не ставили в единую логическую цепь. Итак, начнем.

Наш ответ Чемберлену

“Исход войны решится на Кавказе, а не на Западном фронте”. Эти слова командующего ВВС Франции в Сирии генерала Ж.Жоно, сказанные в феврале 1940 г., дают ключ к разгадке многих тайн Второй Мировой и Великой Отечественной войн.
Многие наверняка помнят спичечную этикетку и плакаты, выпущенные в конце 20-х гг. в СССР. На них изображен огромный кукиш на крыльях самолета и бросается в глаза стилизованный лозунг: “Наш ответ Чемберлену”. Появились они в связи с нотой английского правительства советскому от 23 февраля 1927 года, подписанной министром иностранных дел Чемберленом (далеко не первый демарш подобного рода). В ноте содержалось требование прекратить военную поддержку революционного гоминьдановского правительства в Китае. Осоавиахим СССР организовал под вышеозначенным лозунгом фонд для сбора средств на оборону и строительство воздушного флота. Так же была названа одна из построенных эскадрилий и танковая колонна.
Наступательная доктрина “воздушного устрашения” принята в Англии ещё в 1923 г. Военное руководство планировало, опираясь на флот и авиацию, подорвать военно-экономический потенциал противника путем разрушения его политических и промышленных центров воздушными бомбардировками. В числе первых целей был давний стратегический противник Англии – Россия.
Во все времена Англия мечтала расправиться с Россией. В XVII-ХIХ веках англичане травили на нас турок. Напрямую мы сталкивались с английскими войсками в ходе Крымской (1853-1856) и во время Гражданской войны. Сразу после начала войны Германии с Польшей, в которой СССР принимал участие с 17 сентября 1939 г., англо-французские союзники начали разрабатывать планы вывода из строя бакинских нефтепромыслов. В то время бакинская нефтяная промышленность давала 80% высокосортного авиационного бензина, 90% лигроина и керосина, 96% автотракторных масел от общего производства в СССР. Разрабатывались планы бомбардировки Баку союзными ВВС с территории Сирии, Ирака, Турции и Ирана. 24 января 1940 г. начальник имперского генерального штаба Англии генерал Э.Айронсайд представил военному кабинету меморандум: "Мы сможем оказывать эффективную помощь Финляндии лишь в том случае, если нанесем удар по Баку, чтобы вызвать серьезный государственный кризис в России". Генерал понимал, что эти действия приведут к войне с СССР, но считал это оправданным. 1 февраля военный министр Ирана А.Нахджаван высказал желание закупить в Англии 60 бомбардировщиков и 20 истребителей, выражая готовность задействовать их для разрушения Баку. Документальные подтверждения этих планов Сталин получил от Гитлера сразу после оккупации немецкими войсками Франции в 1940 г.
Чем мы могли ответить англичанам? Была ли угроза Баку реальной? Думается, да.

Тегеран 1941-го – прообраз Кабула 1978-го?

Эта страница истории Второй Мировой войны замалчивалась. И понятно почему. Факт того, что советские войска вместо отражения удара фашистов летом 1941 года сами оккупировали соседнее государство Иран - не укладывался в русло официальной истории. Вот как излагаются события в “Истории Второй Мировой войны”, изданной Министерством обороны СССР в 1975 г.:
“…Особенно опасной была обстановка в Иране. Летом 1941 г. страна была буквально наводнена тайными агентами Германии. Реакционные круги Ирана … решили, что настал благоприятный момент для присоединения к фашистскому блоку. Они предлагали Реза-шаху Пехлеви повести иранских солдат на Кавказ навстречу немецким войскам, и готовились к встрече “германской победоносной армии”… Стремясь превратить Иран в антисоветский плацдарм, гитлеровские агенты создавали в его городах фашистские организации и военизированные отряды. В июле-августе 1941 г. в Иран засланы сотни переодетых в гражданскую одежду немецких офицеров. Здесь появился даже руководитель германской военной разведки адмирал В. Канарис. В пограничных с СССР районах Ирана гитлеровцы устраивали склады оружия и взрывчатки; формировались диверсионные и террористические группы для переброски в районы бакинских нефтепромыслов и Туркменистана.
...Советское правительство стремилось дипломатическими средствами предотвратить вовлечение Ирана в фашистский блок… 25 августа 1941 г. Советское правительство направило правительству Ирана очередную ноту о том, что деятельность германской агентуры на территории Ирана приняла угрожающий характер. “Это требует от Советского правительства немедленного проведения в жизнь мероприятий, которые оно не только вправе, но и обязано принять в целях самозащиты, в точном соответствии со статьей 6 Договора 1921 г.”.
Для устранения опасности, угрожавшей национальным интересам как иранского, так и Советского государства, правительство СССР 26 августа 1941 г. ввело свои войска в северные районы Ирана. 8 сентября 1941 г. в Тегеране подписано соглашение, положившее начало англо-советско-иранскому сотрудничеству. Иранское правительство обязалось выслать германские, итальянские, румынские и венгерские миссии; содействовать транспортировке через иранскую территорию военных грузов союзников по шоссейным, железнодорожным и воздушным путям… Реза-шах продолжал прогитлеровскую политику. Его позиция вынудила правительства СССР и Англии дать приказ о дальнейшем продвижении войск в глубь территории Ирана. По инициативе Великобритании английские и советские войска в начале сентября 1941 г. вошли в иранскую столицу Тегеран. 16 сентября Реза-шах отрекся от престола в пользу своего сына Мохаммеда…”
(История Второй Мировой войны 1939-1945. Т.4, М.1975, с.185-186.)
Если верить официальной версии, советские войска перешли границу Ирана только после официальной ноты 25 августа 1941 г. И принимали участие в этой операции пять общевойсковых армий РККА: 44-я, 45-я, 46-я, 47-я армии Закавказского фронта (генерал-лейтенант Д. Козлов) и 53-я отдельная армия (генерал-майор С. Трофименко). Разрабатывал операцию вторжения командующий Закавказским военным округом генерал-майор Ф. Толбухин. Все её подробности каждый может прочесть в текстах Директивы Ставки ВГК № 001196 “Командующему войсками Среднеазиатского военного округа о формировании и вводе в Иран 53-й отдельной армии” (ЦАМО. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. По. Л. 10-13) и Директивы Ставки ВГК № 001197 “Командующему войсками Закавказского военного округа о развертывании Закавказского фронта и вводе двух армий в Иран” (ЦАМО. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 110. Л. 7-9), подписанных 23 августа 1941 г.
Суть операции в следующем: каждая из трех армий должна была пройти самостоятельно от Прикаспия к Тегерану. Имеющиеся силы иранцев (3 дивизии) нельзя было отпускать в глубь страны, на юг, а следовало давить их сопротивление вдали от основных баз, “в случае сопротивления уничтожить…”
Основной удар нанесла 47 армия (командующий генерал В. Новиков, состав: 63 и 76 горнострелковые дивизии, 236 стрелковая, 6 и 54 танковые дивизии, 23 кавалерийская дивизия, а так же два батальона 13 мотоциклетного полка). Части 76 гсд вошли в г.Тебриз через 5 часов марша. Город Ардебиль был взят в первый день без боя причем, иранская 15 пехотная дивизия разбежалась так быстро, что въезд танков РККА застал горожан врасплох. 17 сентября 1941 г. в Тегеран вступили войска ЗакВО и одна английская бригада.
45-я и 46-я армии обеспечивали прикрытие границы с Турцией.
Получается, что в конце августа 1941 г., когда немецкие танковые колонны неумолимо рвались к Москве, под реальной угрозой падения оказался не только Ленинград, но и Москва, наше правительство приняло решение ТРИ армии РККА ввести в соседний Иран и еще две армии обеспечивали безопасность границ с Турцией. Итого около полумиллиона кадровых военных сначала участвовало в поимке на территории Ирана нескольких сот немецких агентов, а потом обеспечивали доставку грузов по Персидскому коридору в рамках программы лендлиза. Напомню, что первая колонна из 50 автомобилей послана союзниками через Иран в Советский Союз только… 23 февраля 1942 г. Даже если учесть, что этим путем СССР получил за годы войны 23,8% всех военных грузов (4 160 000 тонн. Для сравнения: через Дальний Восток - 8 244 000 тонн, через северные порты СССР - 3 964 000 тонн), не слишком ли дорого в условиях 1941 г. оценивало наше руководство безопасность южного коридора? Стоила ли игра такого риска?
Если верить официальным документам, мы 25 августа 1941 г., не обращая внимания на реальную угрозу вермахта своим столицам, любой ценой пытались обезопасить бакинскую нефть и дорогу к союзникам. Пригодились бы они в случае падения Москвы и Ленинграда? Не смогли бы справиться с такой задачей одна-две армии? Неужели опять нашей целью было лишь построение социализма в соседнем государстве, как считает автор книг о войне В.Резун (Суворов)? Может быть, наше вторжение в Иран имело другую подоплеку?

Дорога к Персидскому заливу

Кое-что поясняет в логике действий советского правительства ветеран войны, чистополец Файзрахман Галимов (умер в 2004 г.) в своей книге “Дороги солдатские” (Казань, 1998):
“Наша 83-я горно-стрелковая дивизия с 22 июня по октябрь 1941 г. участвовала в военных действиях на иранской территории, а я работал в Иране разведчиком с 15 мая по сентябрь 1941 г. С начала 1940 г. в разведшколе мы изучали персидский язык, географию этой страны, быт населения - вплоть до переодевания в иранскую одежду. Со мной работал майор Мухаммед Али, настоящую фамилию его не знаю. На наши вопросы - для чего все это нужно, инструкторы отвечали: чтобы ловить и допрашивать перебежчиков.
В мае 1941 г. школу подняли по тревоге. Мы получили приказ: отправляться на юг, в район Нахичевани. Здесь нас стали готовить к переходу границы Ирана. В начале июня я оказался в Иране. Переход не был сложным, поскольку там жили родственники местных жителей, и они часто гостили друг у друга. Подобным родственником я и прикинулся. Сначала я шел с удочками, а когда добрался до Тегерана - стал “сапожником”. Зашел к купцу, работавшему на советскую разведку. Тот снабдил меня документами. Дальше путь лежал к Каспийскому морю, где была намечена встреча с наставником. Встретившись с майором, я узнал, что целью моего заброса было предупреждение возможного немецкого десанта. Агентура донесла, что немцы готовят взрывы на нефтепромыслах Баку. Наши разведчики обнаружили на берегу катер со взрывчаткой. Выйдя на связь со штабом, получили приказ уничтожить объект, и 21 июня катер был взорван. За эту операцию меня наградили медалью “За боевые заслуги”. В наградном листе так и написано: “За спасение нефтепромыслов Баку”.
На следующий день, в 5.00, когда немецкие самолеты уже бомбили советские города, наша 83-я горно-стрелковая дивизия пересекла границу и дислоцировалась на иранской территории. Наши полки шли по безводной степи, пересекали песчаные и каменистые пустыни. Некоторые не выдерживали жары и падали в обморок. Падали и лошади. Среди бойцов появились больные холерой. В Тебризе, Тегеране, Куме (Моку) нас встречали пустые улицы - жители сидели дома. Ликвидируя немецкие десанты, мы вышли к берегу Каспия и ждали нового приказа, но его так и не последовало… Поход дивизии завершился в начале сентября. Больных вывезли морем в СССР. Многие солдаты, вернулись домой с тропическими болезнями.
Я во время операции совмещал обязанности командира взвода артбатареи и переводчика у командира дивизии. Пытался наладить связь с местным населением, ходил в мечети. Успеха, однако, не достиг. В 1942 г. 83-я горно-стрелковая дивизия была направлена в район боевых действий близ Туапсе. Основной же контингент советских войск пробыл в Иране до 1946 г.”
Могла ли советская дивизия по инициативе своего командующего перейти границу Ирана раньше положенного срока? Конечно, нет. Тем не менее, командующий 83-й горно-стрелковой дивизией был репрессирован. Остается только догадываться, за что генерал-майор Сергей Артемьевич Байдалинов, руководивший дивизией с мая 1939 г., был арестован уже на территории Ирана 12 июля 1941 г., в самый разгар операции. Ему было предъявлено обвинение в нарушении Приказа НКО № 00412. Приговор - высшая мера наказания. Расстрелян комдив незамедлительно. Реабилитирован 30.10.1958 г. В дальнейшем дивизией командовал полковник А.А. Лучинский.
Была ли подготовка войны с Ираном вынужденным поспешным экспромтом, вызванным нападением Германии? Или это было хорошо продуманная и подготовленная заранее стратегическая акция советской геополитики? На каком основании английский посол в России Криппс 22 июня 1941 г. поинтересовался у Молотова возможностью введения частей РККА в Иран?
Информацию к размышлению дают факты и цифры, которые не секретились. Вот они:
С осени 1939 г. СССР собирает военные, политические, экономические и стратегические сведения о Южном Азербайджане Ирана... В 1940 г. составлена картотека всех его промышленных объектов... В мае-июне 1941 г. для отправки в Иран в Азербайджанской ССР мобилизовано 3816 гражданских лиц, из которых сформировано 52 бригады... В их составе было 82 партийных работника, 100 сотрудников советских организаций, 200 сотрудников органов безопасности, 400 милиционеров, 70 прокурорских, 90 судейских и 150 работников типографий и издательств... ЦК КП (б) Азербайджана утвердил кандидатуру III секретаря Азиза Алиева на должность руководителя отправляемой в Иран группы. Утверждены руководители подгрупп: С. Рагимов - пропагандистской, М. Амирасланов - административно-хозяйственной, А. Атакишиев - специальных операций, М. Гулиев - санитарно-медицинской, М. Ибрагимов назначен редактором армейской газеты... Принято решение о поставке в города Тебриз, Пехлеви, Решт и др. зерна, сахара, керосина, мануфактуры и прочих товаров... В крупных городах Ирана предполагалось осуществить постановки опер и музыкальных комедий... Судя по всему, мы собирались обосноваться там надолго.
В 1940 г. Закавказский военный округ усилен 10 дивизиями (5 - стрелковых, танковая, кавалерийская и 3 авиационных). Число самолетов возросло с нескольких десятков до полутысячи. В начале июня 1941 г. в САВО с участием представителей Генштаба проведены командно-штабные учения "Сосредоточение Отдельной армии к государственной границе"...
Весной 1940 г. Главное управление ВВС РККА подготовило документ на 19 страницах под названием: "Описание маршрутов по Индии №1 (перевалы Барочиль, Читраль) и №4 (перевалы Киллио, Гильчит, Сринагор). Составлен "Перечень военно-промышленных объектов" Турции, Ирана, Афганистана, Ирака, Сирии, Палестины, Египта и Индии. 11 мая 1940 г. дивизионный комиссар Шабалин подал докладную записку начальнику Главного Политуправления Красной Армии Мехлису о "необходимости тщательно просмотреть организацию частей и соединений Красной Армии под углом зрения готовности их вести войну на Ближневосточном театре".
Согласитесь, трудно все это увязать с вероломным нападением Гитлера 22 июня 1941 г.
Что же заставило Сталина обратить внимание на южного соседа именно в 1939-40 годах? Ответ можно найти в недавно рассекреченной второй части советско-германского Договора о ненападении и разделе сфер влияния в Европе от 23 августа и 28 сентября 1939 г., а точнее протоколе беседы В.М. Молотова с И.Риббентропом в Берлине 13 ноября 1940 г. Цитирую:
“Риббентроп: “Конечной целью… должно быть заключение соглашения между участниками пакта трех с одной стороны и СССР… Германия, Италия, СССР, Япония обязуются уважать сферы взаимных интересов… Что касается Германии, то кроме ревизий, которые должны быть проведены в Европе при заключении мира, центр тяжести её аспирации (интересов - М.Ч.) лежит в Средней Африке… Центр тяжести аспирации СССР лежит в направлении на юг, т.е. к Индийскому океану. По этому новому статуту Советскому Союзу должны быть предоставлены права прохода его военного флота через Проливы. Из письма Сталина я понял, что тот неотрицательно относится к сотрудничеству СССР с тремя государствами.”
Молотов: “Для СССР… необходимо получить реальные гарантии от нападения со стороны Англии через Проливы, как Англия это делала несколько раз раньше…”
Риббентроп: “Симпатизирует ли СССР мыслям по вопросу о нахождении выхода в направлении к Индийскому океану? Обсуждал ли СССР эту мысль?”
Молотов: “СССР отвечает на этот вопрос положительно. Ответ дан в письме Сталина. Нужно искать договоренности.”
Беседа продолжалась с 21 до 24 часов в бомбоубежище Риббентропа. Записал В.Павлов.” (АП РФ. Ф.З. Оп.64. Д.675. Лл.68-83, 92-93.)
В апреле-начале мая 1941 г. в Анкаре прошли советско-германские консультации по Ближнему Востоку, которые вели посол СССР в Турции С.А. Виноградов и германский посол в Турции Ф. фон Папен. Советская сторона подчеркнула свою готовность учитывать германские интересы в ближневосточном регионе. 9 мая 1941 г. опубликовано опровержение ТАСС, в котором отрицались сведения об усилении военно-морских флотов СССР в Черном и Каспийском морях, о передислокации на юго-запад СССР одной из советских воздушных армий.
В директиве № 30 “Средний Восток” от 23 мая 1941 г. Гитлер возложил на пропагандистский аппарат задачу по активизации в Иране интенсивной пропаганды под лозунгом: “Победа держав оси несет странам Среднего Востока освобождение от английского ига”.
Идея перенесения центра тяжести войны против Англии в Средиземноморье и на Ближний Восток зимой 1940 - весной 1941 г. имела широкое распространение в Берлине. Отказ Гитлера от решительных действий на Ближнем Востоке в начале лета 1941 г. однозначно расценен аналитиками Германии как стратегическая ошибка, имевшая роковые последствия.
В апреле 1941 г. в Северной Африке экспедиционный корпус генерала Э. Роммеля добился серьезных успехов и быстро продвигался к границам Египта. Великий муфтий мусульман М.А. эль-Хуссейни приступил к подготовке антибританского восстания арабов в Палестине, Трансиордании и других странах Ближнего Востока. Германское правительство в срочном порядке заключило с вишистской администрацией Франции соглашение о сотрудни-честве на Ближнем Востоке, направленном против англичан. Одновременно немцы начали консультации с Кабулом с целью подключения Афганистана к действиям против англичан в Индии и создания "оси" Берлин - Багдад - Кабул. В Германию прибыл лидер индийских националистов С.Ч. Босе (с согласия правительства СССР он тайно проследовал через советскую территорию), начавший переговоры с Риббентропом и другими нацистскими деятелями о подготовке антибританского восстания в Индии.
Было ли выгодно нашей стране направление главного удара Германии весной 1941 г. в сторону Ближнего Востока? Чувствовали ли мы угрозу с юга от англичан?
В апреле 1941 г. именно Великобритания, а не Германия наиболее реально угрожала нашим районам нефтедобычи на Каспии. С началом Второй Мировой войны Англия и Франция стали разрабатывать планы по вторжению в СССР через иранскую границу. Из всего Ближнего Востока только здесь производился авиационный бензин, а все нефтеперерабатывающие предприятия были оснащены современным оборудованием, здесь же находились самые большие разведанные запасы нефти. Англичане разрабатывали конкретные планы нанесения бомбовых ударов по нефтяным центрам советского Закавказья.
В апреле 1941 г. британские “коммандос” захватили иракский порт Басра. В рекордные сроки там возник завод для сборки автомобилей, прибывавших из Америки готовыми комплектами. И это - до нападения Германии на СССР. Кому предназначались машины? Намерения Черчилля приоткрывает реплика, брошенная им советскому послу Майскому. Отвечая на упреки в невыполнении союзнических обязательств, премьер Великобритании возразил: до 22 июня он вообще не знал, на чьей стороне будет воевать СССР. Значит, “Виллисы” и “Студебекеры” предназначались для войны с нами. Если бы Советский Союз продолжал сотрудничать с Германией и на юге. Было ли это реальным, как в Европе? Думается, вполне.
В сообщении Разведуправления Генерального штаба Красной Армии от 5 мая 1941 г. отмечалось: "Наличные силы немецких войск для действий на Ближнем Востоке к данному моменту выражаются в 40 дивизиях. В тех же целях сосредоточено до двух парашютных дивизий с вероятным использованием в Ираке". Это дало надеяться Сталину, что Гитлер предпочтет войне против СССР разгром Британской колониальной империи. Со своей стороны, Кремль попытался подчеркнуть, что не станет препятствовать германскому "дранг нах ориент".
Но случилось невероятное. Турция не дала германскому правительству согласия на транспортировку вооружений в Ирак через свою территорию. Иран, несмотря на настойчивые просьбы Берлина, отказался поставлять в Ирак авиационный бензин, в результате чего германская авиагруппа, базировавшаяся на иракской территории, оказалась небоеспособной. 27 мая 1941 г. англичане свергли прогерманское правительство в Ираке.
Стало ясно, что Гитлер устроил шумиху вокруг операции “Морской лев” и своих планов бросить войска на Ближний Восток для прикрытия реализации плана “Барбаросса”. Он решил добиться перемирия с Англией, чтобы ударить по СССР. Но надежда Сталина на южный поход антикоминтерновского пакта оставалась. Основывалась она на многих факторах. Прежде всего, на неготовности Германии вести войну с нашей страной: ни достаточного количества солдат, ни танков, ни даже зимнего обмундирования. Это позднее признавал и сам Гитлер. (О том, на что он все же надеялся, скажем ниже.) Но продолжал усыплять бдительность советского вождя. 14 мая 1941 г. он написал Сталину:
"Я пришел к выводу, что невозможно достичь долговременного мира в Европе… без окончательного крушения Англии и разрушения ее как государства… Нет пути выхода из этой ситуации, кроме вторжения на Британские острова… Один из моих заместителей, герр Гесс, в припадке безумия вылетел в Лондон, чтобы пробудить в англичанах чувство единства…
Чтобы организовать войска вдали от английских глаз и в связи с недавними операциями на Балканах, значительное число моих войск, около 80 дивизий, расположены у границ Советского Союза. Возможно, это порождает слухи о возможности военного конфликта между нами. Хочу заверить Вас - и даю слово чести, что это неправда...
Некоторые из моих генералов могут сознательно начать конфликт, чтобы спасти Англию и разрушить мои планы. С 15-20 июня я планирую начать массовый перевод войск от Ваших границ на Запад. В соответствии с этим я убедительно прошу Вас, насколько возможно, не поддаваться провокациям, которые могут стать делом рук тех из моих генералов, которые забыли о своем долге. И не придавать им особого значения. Стало почти невозможно избежать провокации моих генералов. Я прошу о сдержанности, не отвечать на провокации и связываться со мной немедленно по известным Вам каналам. Только таким образом мы можем достичь общих целей, которые, как я полагаю, согласованы...
Ожидаю встречи в июле. Искренне Ваш, Адольф Гитлер".

Между тем в 20-х числах мая наши агенты из Лондона сообщили, что британский кабинет министров обсудил предложения Гесса о заключении мира между Германией и Великобританией и рекомендовал продолжить переговоры на более высоком уровне. Сообщалось, что предполагается встреча Гесса с Черчиллем. Как выразился на одном из совещаний фюрер, он решил “победить Англию в России”.
Упомянутые факторы и заставляли Сталина делать все, чтобы не провоцировать немцев на своих границах и всячески поощрять их внимание к Ближнему Востоку. Этими соображениями можно объяснить поведение советского лидера вечером 21 июня 1941 г. на совещании в Кремле. Выслушав приглашенных военных во главе с наркомом обороны Маршалом Советского Союза С.К. Тимошенко, настаивавших на незамедлительном приведении войск приграничных округов в состояние полной боевой готовности, Сталин заметил: "Такую директиву сейчас давать преждевременно, может быть, вопрос еще уладится мирным путем. Надо дать короткую директиву, в которой указать, что нападение может начаться с провокационных действий немецких частей. Войска приграничных округов не должны поддаваться ни на какие провокации, чтобы не вызвать осложнений".
Именно последней надеждой на вполне реальные договоренности по сотрудничеству с Германией на Ближнем Востоке можно объяснить тот факт, что узнав 22 июня 1941 г. о “провокациях” на западной границе, Сталин дал приказ активизироваться на границе с Ираном. Он всячески показывал Гитлеру, что готов выступить против их общего противника – Великобритании. Но не на Ла-Манше, а в Иране. Через неделю стало ясно, что наш намек остался без внимания и Гитлер серьезно решил реализовать свой блицкриг в СССР. Пришлось оправдывать наши действия в Иране присутствием немецких шпионов и заботой о коридоре для английских поставок. Наш многовековой враг на южной границе – Великобритания – в одночасье стал нашим союзником.
Да, в политике и на войне бывает всякое. Но это, согласитесь, многое поясняет в действиях советского руководства в конце 30-х годов на иранской границе. И тем более масштабность нашего присутствия в Иране летом 1941 г. Не глупость и не гегемонизм, а стремление защитить свои жизненно важные районы нефтяного Баку от посягательства Англии – вот конечная цель сталинской политики в отношениях с Ираном.

Наши в Иране

Присутствие наших войск в Иране продолжалось до 1946 г. В этих событиях принимали участие и наши земляки. Так в составе 83-й горно-стрелковой дивизии кроме Файзрахмана Галимова воевали Мингариф Гараевич Камалов из п.Радио Чистопольского района (он был офицером и пропал без вести в марте 1942 г.), Ахматназип Камалов из с.Столбищи Лаишевского р-на и Миргаяз Заманов из Актанышского р-на после иранской пустыни прошли все испытания войны и вернулись домой.
В Книге Памяти РТ увековечено имя Гараева Шайхенура Миннегараевича 1918 г. рождения, уроженца д.Новое Байсарово Актанышского района, который считается погибшим в июне 1941 г. на территории Ирана. (ЦАМО, опись 977520, дело 211, лист 141.)
20 ноября 1941 г., видимо, там же погиб младший лейтенант 24 кавалерийской дивизии Кузьма Ильич Тавлинов 1916 г.рожд. из с.Средний Багряж Заинского района.
Абдулла Шайхуллович Валитов (1917 г. рожд.) из с. Шланга Дрожжановского р-на был командиром отделения 6-го кавалерийского полка 1-й кавалерийской дивизии, кандидатом в члены ВКП(б) с 1941 г. 5 июня 1942 г., когда дивизия находилась на территории Ирана, его арестовал особый отдел НКВД. Формулировка обвинения: “Намерение совершить из части побег с оружием”. Осужден военным трибуналом 15 кавалерийского корпуса 30 июня 1942 г. по ст. 19-58-1б. Приговор был по законам военного времени: высшая мера наказания. Правда, военный трибунал Закавказского фронта 20 июля 1942 г. заменил расстрел на 10 лет исправительно-трудовых лагерей с поражением прав на 5 лет. Сержанта Валитова этапировали в г.Нахичевань и дальнейшая его судьба неизвестна. Реабилитировали его лишь 30 июля 2003 г. (Дело 2-21876 в архивном отделе УФСБ РФ по РТ.)
15 июня 1944 г. умер от ран в иранском г.Ноушехр рядовой 90 отдельной стрелковой бригады Кузьма Анисимович Колоколов 1904 г. рожд., уроженец с.Лебедино Алексеевского района.
1 марта 1944 г. погиб связист 54 танковой дивизии Сергей Тимофеевич Тимофеев 1904 г. рожд. из с.Большой Арташ Мамадышского района.
20 июня 1945 г. погиб в г.Решт Василий Семенович Королев 1902 г. рожд. из с.Тюрнясево Октябрьского района.
Да, цена нашего похода в Иран была тоже немалой. Но, согласитесь, учитывая все факторы международной обстановки конца 30-х – начала 40-х годов, действия Сталина неоправданными и недальновидными назвать нельзя.
Был ли шанс у Сталина предотвратить начало войны 22 июня 1941 г. На что надеялся Гитлер, решившись напасть на СССР? Почему он так быстро дошел до Москвы? Об этом разговор отдельный.

Вывод

Официальная версия о том, что пять наших армий в 1941 г. пошли на юг с целью предотвратить нападение со стороны Ирана… агентов Германии, вызывает лишь недоумение. Неужели Сталин настолько был недальновиден, чтобы именно в августе 1941 г. оставить главное направление на Москву без резервов и бросить полмиллиона кадровых военных с танками, артиллерией и бомбардировщиками для обеспечения английских поставок, которых еще не было? Уверен, что наше вступление на территорию Ирана было именно очередным “ответом Чемберлену”. И началось оно не в конце августа, а 22 июня 1941 г., когда Германия нарушила договор о наших совместных действиях против Англии, достигнутый на переговорах Молотова с Гитлером и Риббентропом 12 и 13 ноября 1940 г. Сталин хотел дать понять фюреру, что не обращает внимания на недоразумения на своей границе, явно спровоцированные английским Черчиллем и верен всем обязательствам.
Трагическая неразбериха на границе в июне 1941 г. и наши первые ужасающие поражения – это заслуга не только вероломного Гитлера, но и политиков Запада, которые всячески подталкивали его на Восток и сами планировали поставить на колени нашу страну. Остается лишь удивляться тому, что фюрер до конца не нашел общего языка со своими кредиторами и Германия стала союзником США и Англии в их борьбе с СССР лишь после окончания Второй Мировой войны. Факты свидетельствуют: такая опасность существовала задолго до начала войны и даже в самом её разгаре.
Почему Сталин в июне 1941 г. был уверен в нерушимости союза с Германией, и что позволило Черчиллю спровоцировать Гитлера на реализацию плана Барбаросса – разговор особый. Требует особого пояснения и наше решение вывести основные силы РККА к границам только в начале 1941 г. В чем заключалась реальная угроза для СССР со стороны Германии, имевшей лишь 4 тысячи далеко не самых лучших танков? Какими средствами собирался фюрер поставить на колени весь мир? Об этом – в следующей лекции.

Вместо послесловия

В 1939 г. в английский журнал "Восточная Европа и современная Россия" отмечал: "Власть, которая укрепится на Кавказском перешейке, может затормозить большую волжскую артерию, ведущую в Центральную Россию... Одновременно она будет иметь значительные возможности подхода к Персидскому заливу, Ираку и иранским нефтяным полям… Было бы выгодно для всех заинтересованных держав, а именно: Турции, Англии, Украины, "стран оси", а также урезанной Великороссии создание и признание союза государств (Грузия, Армения и Дагестан), Кавказский союз государств можно было бы нейтрализовать путем согласия между заинтересованными державами, как великими, так и малыми"...
Диву даешься, насколько актуально это мнение сегодня. Последние события на Кавказе еще и еще раз подтверждают: именно здесь до сих пор ведется политическая игра на высшем уровне между мировыми державами. Как ни парадоксально, но слова французского генерала Жоно, сказанные в 1940 г., звучат предостережением для россиян до сих пор.

Фото: 

Комментарии

Донесение о безвозвратных потерях 2 военно-топограф. отряда в Иране ( в основном погибали от инфекционных болезней и от рук бандитов):

http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=1241606

Вот еще документ: http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=51895300&page=1 ( и еще 58 стр)

В нем сообщается о без вести пропавших 1 кав.див. (около 800чел) и погибших ( свыше 300 чел)за время с 1.06.1942 по 25.06.1942. (Предположительно, в это время дивизия находилась в Иране (?))
Место гибели - указано - " поле боя", или " на Варшавском шоссе" или " Смоленская обл"...
Место без вести пропавших - " при выходе из рейда". Никаких намеков и зацепок, что дивизия - в Иране или на марше при выводе из Ирана. Кстати, среди бойцов - несколько человек из Татарстана.

Только 1 из них( http://www.kremnik.ru/node/82419?cl=1#comment-72912)
есть в нашем сайте. ( Он ли - еще вопрос?).

А в документах ВТ или сообщениях о чрезвычайных происшествиях в разных полках 1кав.див.
на данное время - действия происходят или непосредственно в Иране или в Закавказском ВО.

Например, ЧП в г. Занджан (Иран): http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=51684294&page=1

или http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50888267 (тоже Занджан).

О чем это говорит? Не вся дивизия находилась в Иране, а часть только ( что очень непонятно)?

Или- сначала вся дивизия находилась в Иране, а в июне 1942г - основная часть была выведена ( потери на рейде - отсюда)?
Или - нахождение дивизии в Иране скрывалось , поэтому туманные формулировки о потерях- ( "без вести пропал на выходе из рейда"). Хотя, это - слишком большие потери для дивизии, находящейся в Иране ( там столь кровопролитных войн, вроде, не было)...
Непонятно.

Мой дядя Хуснутдинов Ким Авхадиевич служил на южной границе СССР. Знал фарси.

Хуснутдинов Искандар

Мой дядя Хуснутдинов Ким Авхадиевич служил на южной границе СССР. Знал фарси.

Можно поподробней ?
Когда? Где? Южных границ СССР было много...

Мой отец, радист 442 отдельного дивизиона связи (Зак. ВО) забрасывался в Иран перед вступлением наших войск. Помню только некоторые детали.

Изображение: 

Интересует вопрос, по поводу присутствия войск в Иране 1941-1946 г.г., а именно: 150 медико-санитарный батальон (МСБ далее). Дело в том, что мой дед Сисемалиев Гусман (так же знавший Арабский язык) служил врачом 1942 по 1944, но 76 дивизия, в составе которой находился вышеуказанный батальон, был переброшен на Украину. Кто знает, какая воинская часть МСБ находилась там до 1946 г.

 

 


Владелец домена, создание и сопровождение сайта — Елена Сунгатова.
Первоначальный вариант Книги Памяти (2007 г.) предоставлен — Михаилом Черепановым.
Время генерации: 0.107 сек