НОВИКОВ ПЕТР ГЕОРГИЕВИЧ, 1906

Был(а) в плену, погиб(ла)
Учетные данные
г.р.: 
1907
область рождения: 
Татарская АССР
место рождения: 
д.Верхняя Кондрата, Чистопольский район
РВК: 
Чистопольским РВК
звание: 
генерал-м-р
должность: 
109 сд
место службы: 
командир дивизии
месяц выбытия: 
1
год выбытия: 
1944
причина выбытия: 
у
обл. выбытия: 
Германия
место выбытия: 
м.Флессенбург,офлаг 62,кремирован(в плен:Севастополь;7.42)
опись: 
21895
прим.: 
И

Используемые сокращения
0 - сведения районных военкоматов, 1 - Центральных архивов МО РФ, 2 - с места гибели и от поисковых отрядов,. 3, 5 - от родственников и из других источников, К - из книг Памяти других регионов, И - из интернета, П в прим.- плен,. Г - карточка немецкого архива о пребывании в плену, Ж - вернулся из плена или с фронта живым,. Ф - из Книги Памяти Финской войны, п- погиб, б - без вести.

Комментарии

Изображение

Номер записи 272084557
Фамилия Новиков
Имя Петр
Отчество Георгиевич
Дата рождения 15.12.1906
Место рождения Татарская АССР, г. Казань
Последнее место службы 109 СД Севастопольский Юж. фронт
Воинское звание генерал
Лагерный номер 15789
Дата пленения 03.07.1942
Место пленения Севастополь
Лагерь офлаг XIII D (62)
Судьба передан гестапо/СД
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации Картотека военнопленных офицеров

http://obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/013/29/290481.jpg&id=27...

Жизнь – это одна из удивительнейших загадок природы. У людей разное отношение к жизни, поэтому и живут все по – разному.

Из Википедии:

Пётр Новиков родился 18 декабря 1907 года в посёлке Луч Казанской губернии (ныне — республика Татарстан) в крестьянской семье. Окончил сельскую школу, а впоследствии — начальное училище. В 1923 году поступил в казанскую пехотную школу Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Окончив её, вплоть до 1937 года командовал рядом стрелковых подразделений РККА[1].

В 1937-1938 годах в должности командира батальона принимал участие в гражданской войне в Испании на стороне Республиканской армии против франкистов[1]. Вернувшись в СССР, командовал стрелковым полком. В этой должности Новиков принимал участие в советско-финской войне 1939—1940 годов. После окончания войны, в мае 1940 года, он был назначен командиром 2-й кавалерийской дивизии. 4 июня 1940 Новикову было присвоено звание генерал-майора[1].

В начале Великой Отечественной войны принимал участие в сражениях на Южном фронте. В октябре 1941 года Новиков был назначен командиром 109-й стрелковой дивизии. В этой должности он принимал участие в обороне Севастополя, после эвакуации комфлота адмирала Ф.С. Октябрьского и генерала И.Е. Петрова назначен вр.и.о. командующего Севастопольским оборонительным районом (СОР). 2 июля группа сторожевых катеров (СКА-0112, СКА-0124 и СКА-028), на которых эвакуировался Новиков со своим штабом была перехвачена немецкими торпедными катерами. Генерал-майор Новиков попал в плен.[3][4] Он был переправлен в Германию, где его поместили в концентрационный лагерь Хаммельбург. В конце 1942 года он был переведён в концентрационный лагерь Флоссенбюрг. В августе 1944 года Новиков был убит охранниками лагеря[1].

Был не самым главным начальником в штабе обороны Севастополя. Он был оставлен главным в обороне Севастополя .
Из военной истории:

Предательство защитников Севастополя в 1942 году

Предательство защитников Севастополя в 1942 году (26.06.1942 г. – 3.07.1942 г.)
26 июня суда Черноморского ВМФ перебросили в Севастополь последнее пополнение - 142-ю стрелковую бригаду. После этого боеприпасы и продовольствие доставлялись малыми партиями подводными лодками и транспортными самолетами «Дуглас».
29 июня. Немцы в 3 ч. 15 мин. начали с нескольких направлений одновременное наступление на Севастополь, от бухты Северной до Балаклавы. Они захватили Инкерманские высоты. Судьба Севастополя была предрешена. С рассветом начался общий отход войск с передовых рубежей обороны. В советских дивизиях и бригадах осталось по 15% - 20% бойцов от штатного состава. Две бригады из последего пополнения - 9-я и 142-я - были укомплектованы почти полностью. В 22. 00. войска заняли оборону в районе вокзала и по склонам исторического бульвара. Командование армии и Военный совет флота, штабы Приморской армии и береговой обороны переместились на запасной флагманский командный пункт ББ-35 на Херсонесском полуострове. Доложили С.М Буденному о сложившейся ситуации. С наступлением темноты немцы начали артподготовку и пошли в атаку на Сапун-гору. Приковав все внимание защитников к этому участку фронта, десанты 22-й и 24-й дивизий вермахта форсировали на надувных резиновых лодках Северную бухту.
30 июня 1942 года.
В 00 ч. 01 мин. командиры подводных лодок Щ-209 и Л-23 получили приказ лечь на грунт в районе ББ-35 до особого распоряжения.
Ночью пришел приказ от Буденного - сражаться до конца.
В 03 ч. 30 мин. подводная лодка М-31 вышла из Севастополя в Новороссийск с ценностями госбанка на сумму 2,7 млн. руб. и имуществом Политуправления, в том числе орденов около 300 кг, 7 человек сопровождали деньги и имущество.
В 04 ч. 30 мин. Подорван филиал арсенала в Инкермане (400 вагонов взрывчатых веществ).
В 9 ч. 30 мин. в подземном командном пункте МПВО города состоялось последнее совещание актива города, на котором было предложено работникам горкома следовать в бухты Стрелецкую, Круглую и Казачью на эвакуацию. Об эвакуации защитников города Севастополя разговора не было.
В 9 ч. 50 мин. вице-адмирал Ф.С.Октябрьский отправил шифрограмму Буденному, в которой описывал положение дел, усталость войск, снижение огневой мощности, что город продержится 2-3 дня и попросился вывезти самолетами 200-250 ответственных работников, себя в том числе, оставив заместителем генерал-майора Петрова.
В 19 ч. 00 мин. Нарком ВМФ Кузнецов Н.Г. – Ф.С.Октябрьскому "Добро на эвакуацию от Ставки главнокомандования".
Немцы в течение дня при массированном артиллерийском огне захватила Сапун-гору, потом успешно штурмовали Малахов курган.
В 20 ч. 00 мин. Наши войска начали отход от Балаклавы к мысу Фиолент. Остатки защитников Севастополя оставили город и отошли к бухтам Стрелецкая, Камышовая, Казачья, мыс Херсонес. Перед уходом были взорваны севастопольская ГРЭС, 30 тонн тола в арсенале, подорваны доки Севморзавода, а ботопорты северного дока утоплены в бухте.
21ч. 00 мин. Начало официальной эвакуации на Кавказ. Вице-адмирал Ф.С. Октябрьский своей властью назначил командира 109-й стрелковой дивизии генерал-майора П.Г. Новикова старшим вместо себя с задачей - силами оставшихся боеспособных частей армии и береговой обороны прикрыть район эвакуации - рейдовый причал у 35-й береговой батареи и причал в Казачьей бухте.
Капитану 3-го ранга Ильичеву - организовать посадку старшего командно-политического начсостава армии и Береговой обороны в количестве 2 тыс. человек в ночь с 1 на 2 июля на высылаемых для этого из Новороссийска 4-х БТЩ, 10 сторожевых катерах — морских охотниках, а также пяти подводных лодках. Список этих кораблей Октябрьский вручил Ильичеву при инструктаже.
В 22 ч.30 мин. на узел связи ББ-35 поступила директива Буденного о назначении генерал-майора Петрова командующим СОР-ом, в которой также предложено немедленно разработать план последовательной эвакуации войск. Командарм Петров этот приказ не получил, так как на момент окончания расшифровки этой директивы уже был на борту подводной лодки Щ-209.
К 24 ч.00 мин. противник вышел на позиции восточных окраин Севастополя, на Зеленой горке, в балке Сарандинаки, Юхариной балке, районе хутора Бергмана.
1июля 1942 года
В 1ч. 30 мин. вице-адмирал Октябрьский, Кулаков, Кузнецов, Ермилов улетели на самолете СП-84 в Краснодар.
В 2 ч. 59 мин. подводная лодка Щ-209 с 88 человеками на борту взяла курс на Новоросскийск. Среди эвакуированных были - И.Е.Петров, И.Е.Чухнов, П.А.Моргунов, Крылов, Вершинин и другие. Командарм И.Е.Петров пытался застрелиться из табельного оружия, когда его вынудили эвакуироваться со штабом, оставив Приморскую армию в Севастополе. Офицеры его обезоружили и доложили о случившемся.
Днем 1 июня генерал-майор П.Г. Новиков получил уточняющую радиотелеграмму от начальника штаба ЧФ Елисеева.
Начштаба ЧФ Елисеев Новикову 1 июля 1942 «По приказанию КЧФ „Дугласы“ и морская авиация присланы не будут. Людей сажать на БТЩ, СКА и ПЛ. Больше средств на эвакуацию не будет. Эвакуацию на этом заканчивать».
Чтобы отбить прорвавшегося на ближние подступы к 35-й батарее противника, генерал Новиков приказал организовать контратаку, собрать всех, кто может носить оружие. Вероятно, в организации сил для этого отпора участвовал полковник Благовещенский со своим комиссаром. Для этой контратаки шла строгая мобилизация, особенно в самой 35-й батарее.
1 июля в конце дня на батарее началась мобилизация всех здоровых бойцов и командиров для контратаки. На выходе из батареи каждому, кто не имел оружие, давали винтовку, патроны и одну гранату на двоих. Каждый тридцатый, независимо от воинского звания, назначался старшим группы — командиром взвода. Бойцы залегли у батареи в районе левого КДП. На башенку этого КДП поднялись три человека: моряк в форме капитана 3-го ранга и два армейских командира. Флотский командир обратился к бойцам и командирам, находящихся вокруг, и сказал, что по приказу Ставки Севастополь разрешено оставить. Всю исправную технику нужно уничтожить. Ночью придут корабли и чтобы противник не помешал эвакуации, нужно его отогнать от района батареи как можно дальше.
Известие о приходе кораблей было громогласно обнародовано! Разошлось по «беспроволочному матросскому телеграфу» . Люди начали стекаться к 35-й батарее.
С целью улучшения позиций приморцы между 17 и 18 часами вечера 1 июля произвели общую атаку без артиллерийской подготовки на всем фронте. Результат оказался, как говорят, сверх ожиданий. Было захвачено три танка и несколько батарей. Противник, застигнутый врасплох, бежал. Вражеские танки использовали по назначению. Пока были снаряды и патроны, затем сожгли. Поддерживал атаку счетверенный пулемет на грузовике. Он стрелял длинными очередями. Немцы отошли. Затем контратака выдохлась, и все возвратились назад к берегу в ожидании „эскадры“, которая якобы ночью должна подойти и забрать всех оставшихся, как обещали командиры.
1 июня 1942 года 20 ч. 45 мин. (последняя радиограмма Новикова).
„Алафузову, Буденному, Василевскому. Ожесточенные бои продолжаются на рубеже 16,6 — хут. Бухштаба — Камышовая бухта. Начсостава 2000 человек готовности транспортировки. 35-я батарея действует. 1/У11-42 г. 20 час. 45 мин. Новиков“
В начале ночи на 2 июля причал был забит матросами и солдатами. Под ними рухнул один из пролетов причала, пришлось вытаскивать людей из воды. Общее количество людей в районе берега и причала 35-й батареи составило по оценкам очевидцев более 10 тыс. человек.
К этому надо еще добавить 2 тыс. начсостава, которых помощник генерала Новикова капитан 3-го ранга Ильичев должен был обязательно эвакуировать. Именно для их эвакуации были выделены 4 тральшика, 10 сторожевых катеров и пять подводных лодок. Они находились на 35-й батарее. Провести их с берега на причал было невозможно, везде были люди, которые стояли плечо к плечу. Единственным удобным путем вывода начсостава к причалу был путь по подземному переходу батареи с выходом наверх через левый КДП у берегового спуска причала. Вышли на берег. Серп луны давал достаточно света, чтобы оценить обстановку. Недалеко метрах в семидесяти слева просматривался силуэт рейдового причала с частью обрушенного настила. Возле причала в воде барахтались и плавали люди. Пройти к причалу от подземного выхода на берег батареи из-за крутой стены, уходящей в море, было нельзя. На берегу к группе начсостава присоединился Островский с сигнальным фонарем Ратьера. Было принято решение эвакуировать начсостав на шлюпках кораблей, а приказ передать с берега с помощью фонаря Ратьера. Другого выхода не было. Стали ждать прихода тральщиков и катеров.
Первым прибывшим кораблем к причалу 35-й батареи из Новороссийска для эвакуации был сторожевой катер СКА-052. Два сторожевых катера, которые шли с ним, получили значительные повреждения в бою с немецкой авиацией при переходе и вынуждены были вернуться в Новороссийск. Катер СКА-052 подошел к причалу, и тут на него без всякой очереди начали прыгать моряки. Катер опасно накренился и дал задний ход, чтобы не лечь на борт. Люди начали прыгать в воду и плыть к катеру. С катера спустили шлюпку и подобрали плавающих людей. Когда катер загрузился, он пошел курсом на мыс Сарыч, а потом круто от него на юг. В том районе катер пытался атаковать вражеский торпедный катер, но дружным огнем пушек и пулеметов, а также автоматов морских пехотинцев его отогнали. В 40 милях от Крымского берега повернули на 90 градусов к берегам Кавказа. Отбились от налета 2-х юнкерсов и пришли в Новороссийск, выполнив приказ.
Двухтысячная группа начсостава наблюдала картину посадки с берега. На светофор с приказом капитана 3-го ранга Ильичева командир катера не отреагировал.
Анализ воспоминаний ветеранов обороны и очень скупых архивных материалов показывает, что, во-первых, командиры отряда тральщиков и сторожевых катеров, как и вообще командиры всех прибывших малых кораблей при выходе из Новороссийска, получили от своего командования инструктаж по вопросу эвакуации в районе причала 35-й батареи в общем виде - прибыть к району причала, принять людей с него, часть перегрузить на тральщики и после своей загрузки уходить. Во-вторых, с целью сохранения секретности им ничего не было известно о плане командования СОР-а и флота об эвакуации только старшего комсостава армии и флота, собранных специально для этого на 35-й береговой батарее. Не сообщили им и фамилию старшего руководителя эвакуации, и чьи распоряжения они должны выполнять по прибытии на рейд 35-й батареи.
Командующий ЧФ вице-адмирал Октябрьский, который смог бы дать более точные инструкции и сообщить фамилию ответственного за эвакуацию старшего комсостава армии и флота, только в 5 часов утра 1 июля прилетел в Краснодар из Севастополя. После приземления пересел в автомашину и находился в пути к своему штабу в Новороссийске, когда все предназначенные для эвакуации корабли уже вышли в море. Ему доложили, что командиры кораблей эвакогруппы проинструктированы и идут к Севастополю.
Всю ночь 2 июля продолжалось спасение защитников Севастополя у берега 35-й батареи. Командиры сторожевых катеров самостоятельно принимали решение о подходе к берегу, но большинство из них в этой сложной обстановке принимали людей на плаву или с разных подручных средств, двигаясь галсами на малом ходу по бухте во избежание попадания снарядов противника, ведущего «слепой» огонь по площадям. На семафоры с берега они внимания не обращали. Очевидцы свидетельствуют, что световую морзянку передавали с нескольких мест на берегу.
Первым отрядом сторожевых катеров, ушедшим после 2-х часов ночи с рейда 35-й батареи, был отряд капитан-лейтенанта Захарова в составе СКА-0124, на котором шел он сам, СКА-0112 с генералом Новиковым и его штабом и СКА-028. В бою с превосходящими силами противника СКА-0124 и СКА-0112 погибли, а оставшиеся в живых 30 человек и генерал Новиков были пленены.
Затем с рейда ушел отряд сторожевых катеров в составе СКА-088, СКА-071 и СКА-046. Командир отряда капитан-лейтенант Глухов на катере СКА-029 в Казачьей бухте принял с маленького причала людей, задержался и вышел в рейс на Новороссийск один. Его обнаружили в море, вышедшие из Новороссийска в Севастополь в 03 ч .00 мин. 2 июля СКА-014 и СКА - 0105 на переходе морем в 15.00. Катер отбивался от самолетов противника, которые обстреливали его с бреющего полета. Он вывесил флаг «Терплю бедствие, окажите помощь». Почти весь экипаж катера погиб. Глухов был тяжело ранен, ранено было и 80% пассажиров. СКА-014 встал в боевое охранение и вместе со СКА-0105, который взял на буксир 029-й и перегрузил на себя всех раненых, до темноты отбивали атаки самолетов противника.
Всего в Новороссийск было доставлено 14 человек комсостава и 50 человек младшего комсостава, красноармейцев и краснофлотцев.
Последним покинул рейд 35-й береговой батареи отряд тральщиков примерно в 2 ч.55 мин. 2 июля 1942 года. БТЩ «Защитник» принял на борт 320 человек, БТЩ «Взрыв» 132 человека. В 24.00 тральщики благополучно прибыли в Новороссийск, отбив несколько атак немецкой авиации. Среди эвакуированных защитников были потери.
Прибывшие ночью 2 июля из Новороссийска подводные лодки А-2 (командир капитан 3-го ранга Гуз) и М-112 (командир старший лейтенант Хаханов) только во второй половине дня 2-го июля смогли форсировать минный фарватер ФВК № 3 и подойти к берегу в районе Херсонесской бухты — 35-я батарея. Они ночью загрузились и благополучно покинули бухту.
Под утро из бухты Круглой вышло пять небольших катеров разного типа 20-й авиабазы ВВС ЧФ курсом на Новороссийск. В районе рейда 35-й батареи к ним присоединился шестой катер, вышедший из Казачьей бухты еще вечером 1 июля около 23 часов. Всего на этих шести катерах находилось около 160 человек — почти вся группа 017, парашютисты-десантники группы Особого назначения Черноморского флота и краснофлотцы-автоматчики из батальона охраны 35-й батареи.
С восходом солнца группу катеров, шедшую в кильватер с расстоянием между катерами в 150–200 метров, обнаружили самолеты противника. Начались атаки самолетов. Моторы катеров перегревались и часто глохли, так как катера были перегружены. По свидетельству командира группы 017 старшего лейтенанта В. К. Квариани, членов группы старшины А. Н. Крыгина, Н. Монастырского, сержанта П. Судака, самолеты противника, заходя со стороны солнца, стали их бомбить и обстреливать из пулеметов по выбору. Прямым попаданием бомб были сразу же потоплены два катера. Третий катер, на котором находились Квариани и Судак, получил пробоины в корпусе, стал оседать от принятой воды. Заглох один мотор, и катер пришлось поворачивать к берегу, занятому фашистами. Все это произошло в районе берега неподалеку от Алушты. На берегу произошел бой между десантниками и вооруженной группой татар. В результате неравного боя все, кто остался в живых, были пленены. Раненых татары расстреливали в упор. Подоспевшие итальянские солдаты часть пленных отправили на машине, а часть на катере в Ялту. Четвертый катер, на котором шел В. Гурин, в ходе первого налета самолетов противника отвернул от всей группы на юг, оторвавшись от «эскадры».
В одном кубрике находилась тяжелораненая женщина с грудным ребенком. На палубе было много раненых. Шли на одном моторе, так как второй заглох из-за повреждения при налете. Ночью был шторм, катер несло к берегам Турции. На рассвете к ним подошел вышедший из Севастополя буксир «Турист», который принял обессиленных людей и доставил 5 июля в Батуми. Судьба остальных катеров группы Квариани – пятого и шестого - неизвестна. Скорее всего, что они были потоплены при нападении немецких самолетов. Из шести катеров к своим доплыл только один.
Здесь надо отметить, что в группе 017 воевало немало знаменитых моряков-разведчиков, таких, как М. М. Негреба, П. Королев, В. Богданов, С. Елисеев и других, о которых еще в Великую Отечественную войну написал известный документальный рассказ «Батальон четверых» писатель Леонид Соболев.
Нескольким группам бойцов и командиров в эти ночи удалось спастись на рыбацких лодках, шлюпках, найденных в разных местах. Сооружались плоты из камер с кузовами машин сверху на них и другие подручные средства спасения. Части из них сопутствовала удача, и после многотрудного плавания они добирались до берегов Кавказа, а некоторые даже в Турцию. Командование ЧФ на поиск плотов посылало сторожевые катера и подводные лодки. Так, 2.07.42 г. в 4.00 вышел на поиск плотов СКА-2, а в 9.00 СКА-5, а также подводные лодки М-112 и М-111.
Надо отметить, что указанный ранее в тексте буксирный катер «Турист» вышел из Стрелецкой бухты в начале ночи 2 июля вместе с буксирным катером СП-24, на которых ушли бойцы и командиры сформированного 1 июля из остатков разных подразделений наших войск отряда старшего лейтенанта Ищенко из разведотдела штаба флота. В течение дня 1 июля отряд отбивал с помощью одного орудия 24-й зенитной батареи яростные атаки фашистов, уничтожив несколько сот гитлеровцев. Отмечалось, что капитаны указанных буксиров не имели указаний на эвакуацию, а приняли решение самостоятельно.
Ночью с 1 на 2 июля среди оставшихся в Стрелецкой бухте разного рода непригодных плавсредств был обнаружен буксир «Таймыр» с исправными двигателями. Оказавшийся в отряде механик старшина I статьи Жарков сумел завести двигатели. На буксире установили два пулемета ДШК, снятые с затопленного катера, и ночью, погрузившись, отряд ушел на Кавказ, умело маневрируя от артобстрела с Северной стороны. В пути следования успешно отбились от налета 3-х юнкерсов.
Всю ночь 2 июля продолжалось спасение защитников Севастополя у берега 35-й батареи. Необходимо учитывать психологию моряка. Командиры сторожевых катеров, в первую очередь, спасали тех, кто был в воде, т.е. на плаву или на разных подручных средствах. Противник обстреливал бухту по площадям, и катера двигались галсами на малом ходу во избежание попадания снарядов противника в судно. К причалу и берегу старались не подходить, т.к. немецкие артиллеристы эти места «пристреляли» заранее.
В результате случившегося около двух тысяч высококвалифицированных старших командиров и политработников Приморской армии и Береговой обороны флота оказались невольно брошенными на берегу у ББ-35.
В книге генерал-фельдмаршала Эриха фон Манштейна «Утерянные победы» в главе 9 под названием «Крымская кампания» на стр. 288 читаем
«Но в действительности были вывезены на торпедных катерах только немногие из высших командиров и комиссаров, в том числе командующий генерал Петров. Его преемник был задержан в Черном море нашим торпедным катером (итальянским) при попытке спастись подобным же образом».
Не совсем точен автор. Петрова вывезли на подводной лодке. Сторожевой катер СКА-0112 с генералом Новиковым и его штабом дрался в морском бою с превосходящими силами противника, был потоплен и только после этого 16 человек с генералом Новиковым были взяты в плен.

Его именем названа улица в Севастополе.

Награды:
http://podvignaroda.ru/?#id=7935311&tab=navDetailManAward

В наградном листе написано, что раньше он награжден медалью "За отвагу" и еще одним орденом Красного Знамени.

Попавшего в плен генерала Новикова по приказу фельдмаршала привезли в Севастополь. Учтивый Эрих фон Манштейн интересовался самочувствием, не обижают ли и почему не в форме. Приказал одеть в форму, расхваливал доблесть и геройство советских солдат, предлагал работать на немцев. Генерал Новиков ему ответил: «Я солдат. Останусь верным присяге и Родине до конца, а за похвалу спасибо». Генерал Новиков через два года погиб в немецком концлагере Флессенбург.

http://voskoboinikov.blogspot.ru/2012/02/1942.html

1 июля 1942 г. вице-адмирал Ф.С. Октябрьский своей властью назначил командира 109-й стрелковой дивизии генерал-майора П.Г. Новикова старшим вместо себя с задачей - силами оставшихся боеспособных частей армии и береговой обороны прикрыть район эвакуации - рейдовый причал у 35-й береговой батареи и причал в Казачьей бухте.

Была поставлена задача: удержать оборону еще 1 день. Задача была выполнена!

Новиков Петр Георгиевич 1906г.р.

Звание: генерал-майор
в РККА с 1922 года Место службы: 2 сд ПА

Дата подвига: 13.11.1941-21.11.1941
№ записи: 7935311

Орден Красного Знамени

http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=Gatchina/2015/00920-00000...

Жизнь – это одна из удивительнейших загадок природы. У людей разное отношение к жизни, поэтому и живут все по – разному.

 

 


Владелец домена, создание и сопровождение сайта — Елена Сунгатова.
Первоначальный вариант Книги Памяти (2007 г.) предоставлен — Михаилом Черепановым.
Время генерации: 0.139 сек