БАИГОЖИНА БАЯН

Погиб(ла)
Учетные данные
г.р.: 
1923
область рождения: 
Казахская ССР, Семипалатинская (ныне Восточно-Казахстанская) область
место рождения: 
Казахская ССР, Семипалатинская (ныне Восточно-Казахстанская) область, Абайский район, с. Архат
место жительства до призыва: 
Казахская ССР, Семипалатинская (ныне Восточно-Казахстанская) область, Абайский район, с. Архат

В составе дорожного батальона начинала свой воинский, а потом и фронтовой путь девушка с Чингизтау-ских гор Баян Байгожина. Первую награду — орден Красной Звезды — она получила в начале 1944 г. за бдительность и смелость, проявленные при охране моста через Западную Двину. Стоя на посту, она обратила внимание, что на санках двух крестьян, прошедших под переправой, не стало соломы, которую они везли. На оклик «Стой!» те ускорили шаг. И тогда Баян выстрелила в одного из них и ранила его, а второй поднял руки. Оба оказались диверсантами, а солома, оставленная ими у опор моста, маскировала взрывчатку.

Вскоре после этого Б. Байгожина добилась перевода в стрелковую часть и стала снайпером. К заключительным боям войны (праздник Победы она встретила у германского г. Гинденбург) Байгожина истребила 15 фашистов и заслужила еще два ордена — Славы III ст. и Отечественной войны II ст.

Баян Байгожина была в составе групп, которым удалось прорвать оборону врага уже в Германии. “Фашистские оборонительные войска укрепились в Восточной Пруссии, шли ожесточенные бои. Одним из таких укреплений оказался город Гинденбург. Часть, где воевала Баян, должна была вступить в город любой ценой. Двое снайперов - Баян и сержант Иван Вараксин - целились в пулеметчиков, когда рядом с ними взорвался осколочный снаряд. Но Баян не испугалась она продолжала стрелять и уничтожила 15 бойцов противника. За свой подвиг Баян Байгожина была награждена орденом “Отечественной войны”.

Героически погибла 27 апреля 1945 года, в борьбе за городе Гинденбург, под Берлином, когда до Великой Победы всего оставалось двенадцать дней.

Используемые сокращения
0 - сведения районных военкоматов, 1 - Центральных архивов МО РФ, 2 - с места гибели и от поисковых отрядов,. 3, 5 - от родственников и из других источников, К - из книг Памяти других регионов, И - из интернета, П в прим.- плен,. Г - карточка немецкого архива о пребывании в плену, Ж - вернулся из плена или с фронта живым,. Ф - из Книги Памяти Финской войны, п- погиб, б - без вести.

Комментарии

эти данные известные, но надо их уточнит, то есть я ищу документы, например: листок выбытие, наградной лист и т.д.

На эту фамилию нет данных ни в ОБД Мемориал, ни на Подвиге народа по наградам. Может быть носила другую фамилию? По мужу? Уточните в военкомате под какой фамилией она призывалась?

Ищите и обрящете, стучите и отверзется

Ольга, спасибо! я тоже так думаю, наверно у нее даже имя была другая? если написано было баян тогда можно же было найти. неизвестная ситуация получается пока.

Текст в начале темы попахивает фейком. Гинденбург(нынешный польский Забже) был взят 26 января 1945 года силами
1-Украинского фронта. И никак не под Берлином он находится, а в 500 км. 27-апреля там не могли быть никаких боевых действий. Сочинитель сей басни видимо был двоечником по географии.

Ищу инфы о 137 гв.ап

Дауренбек, пока не спеши. может быть действительно про нее нет материалов, здесь. Если фейк Павел Кузнецов как написал очерк? мне этого не понятно.

Павел Кузнецов своем очерке "Девушка из Чингизтау", написал, что они встретились в Гинденбурге, на Вилленштрассе. То есть девушка под именем Баян Байхожина действительно была на войне. но почему -то про нее никаких документы не найдено не понятно. П.Кузнецов вместе Баян называл имена еще двух девушек, это Вера Короткова и Ксения Божко. К сожалению и корроспендент Кузнецов тоже допустил ошибку, не указав они находиться в составе каком воинском подразделении. Еще где -то написано вместе с ней воин Иван Вараксин. может быть ее надо искать вместо с этими людми?

Божко Ксения Кирилловна
Год рождения: __.__.1918
Место рождения: Украинская ССР, Донецкая обл., Первомайский р-н, с. Мелекино
№ наградного документа: 175
Дата наградного документа: 06.11.1985
Номер записи: 1518171825
http://podvignaroda.ru/?#id=1518171825&tab=navDetailManUbil

А Короткову Веру без отчества не определить. В базе данных Подвиг Народа их несколько

Ищите и обрящете, стучите и отверзется

Ольга, спасибо! Значит Божко Ксения вернулся живой, если она получает орден 1985 году. а как узнать она на каком воинской подразделениях воевало? только тогда мы выйдем навыерно на след Байхожиной Баян. спасибо.

Других наград у нее нет. Узнать в каком воинском подразделении она воевала можно в военкомате по месту ее жительства. НО... это Украина, Донецкая область, ответят ли на запрос - вопрос...

Ищите и обрящете, стучите и отверзется

В 1985 году, в 40 л. Великой Победы орденом Отечественной войны 2-й степени награждали всех ветеранов ВОВ подряд, которые на тот момент были живы. По юбилейной награде нет возможности установить подразделение, где она воевала.

Среди Коротковых - ни одного снайпера, телефонистки, повара, медсестры и т.д.

Иваны Вараксины также проверены, и среди них тоже нет ни одного снайпера.

На сайте Подвиг народа нет ни одного документа, подтверждающий хоть одного ее пяти(ей приписываются еще и Орден Славы 2 ст. и медаль За боевые заслуги) наград.

Кроме того, на сайте ОБД мемориал нет ничего о ее гибели (листок выбытия), это же как? Ладно, если были бы времена, когда наши войска отступали и поле боя оставалось за немцами, но тут 45-й год - когда до Победы оставались считанные дни?

Приведенный в начале страницы текст - вранье, правда там только ее фотография, которая была сделана перед отправкой на фронт.

Во первых она родилась в 1926 году.
Во вторых бои за Гинденбург(современный польский Забже) отгремели задолго до этого - еще 26 января 1945 года и от Берлина он на расстоянии 500 км. http://divizia-rkka.ru/%D0%BE%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B6%D0%B4%...

Итак, с какой информацией мы владеем в данный момент о Баян? Это - "очерк" П. Кузнецова и письмо, якобы из фронта, которое хранится в городском архиве города Семей(Семипалатинск). Почему якобы? Потому что на нем отсутствуют печати полевой почты и виза военной цензуры, без них это письмо никто не имел право отправлять по адресату. Вот для примера настоящее письмо: https://www.youtube.com/watch?v=u9TelQXgKQY

И в то же время написавший это письмо якобы 28 марта 1945 года старший лейтенант Кабышев Мурат воевал совсем на другом участке фронта, если Гинденбург находился на полосе наступления 1 Укрфронта, то часть Кабышева (202 гв. сп. 68 гв сд) - 3 Укрфронт. в указанное время письме, то есть начале марта они воевали где-то под Балатоном в Венгрии. Между 2 и 3 укф лежала полоса 4-Укрфронта. Так что, никак не мог Кабышев видеть ее в 7 км от города "г"(то есть, Гинденбург). Вывод - Кабышев написал это письмо по чьей-то просьбе после войны, находясь здесь - в Семипалатинске, когда он был демобилизован в 1948 году.

Изображение: 

Ищу инфы о 137 гв.ап

Дополнение к предыдущему посту, Кузнецов все-таки опубликовал очерк в газете "Правда" за 8 марта 1945 года №57. Текст от книги немного отличается - здесь присутствует фамилия Ивана Вараксина

Но вопрос о наградных листах и листке выбытия остается открытым

Если кому-то интересно, то дайте свою почту, могу отправить скачанный этот номер, у меня есть все номера за 1945 год

текстовый вариант:

Девушка из Чингиз-тау

У Баян черные, как угольки, глаза, длинные косы, аккуратно собранные сейчас под солдатскую шапку, и лицо такое бронзовое от загара, точно девушка только что вернулась с шафрановых степей солнечного Джайляу.
Мы встретились с ней в Германии, в Гинденбурге, на Вилленштрассе, в просторном и роскошном особняке не успевшего удрать немецкого бюргера.

Комната, где расположились девушки-снайперы, походила на антикварный магазин. Чего только не было в ней нагороже­но владельцем: громадное трюмо, плюшевые диваны, картины в золоченых рамах, огромные французские часы, играющие ме­нуэт, и стол с цветистым банкетным сервизом.

Но один угол был очищен от этого нагромождения вещей. Три снайперские винтовки, вещевые мешки, скатки шинелей — все это в строгом порядке занимало свое место. Маленький сто­лик, покрытый скатертью с русской вышивкой, говорил уже о собственных вкусах новых, столь нежданных в Гинденбурге квартирантов.

В камине весело потрескивали дрова. На спиртовке шумел кипящий эмалированный чайник. За теплой солдатской беседой я узнал историю Баян Байхожиной — ефрейтора Н-ского стрелкового полка...

Когда степи облетела молва о подвигах казахской девуш­ки, Героя Советского Союза Маншук Маметовой узнали эту весть и в аулах Заиртышского Чингиз-тау.

От юрты к юрте переходили взволнованные рассказы. Рож­дались легенды и песни. В те дни не только молодые джигиты отправлялись на фронт отомстить за смерть родной Маншук, но и девушки стремились к полям сражений, где билась с врагами юная героиня степей.

Отец Баян — Байхожа — не стал противиться желанию до­чери. Он только покачал головой и сказал: — Маншук, наверное, была покрепче тебя. Выдержишь ли ты, девочка моя, нелегкую дорогу, предназначенную воинам? Подумай лучше и реши сама.

Но Баян уже твердо решила. Недолгими были сборы. С одной из формировавшихся в Казахстане частей девушка отпра­вилась на фронт.

— Мне не посчастливилось сначала, — говорит она. — Еще не доехала до места назначения, как на эшелон налетели само­леты. Они стреляли из пулеметов по вагонам. Одна пуля ока­залась моей!

Раненая Баян осталась в госпитале. За ней заботливо уха­живали врачи. Жители маленького белорусского селения при­носили ей цветы, гостинцы.

— Я скоро поправилась, но в родную дивизию уже не попала. Меня направили в дорожный батальон.

Никто в Чингиз-тау не знал, что где-то на берегу Западной Двины под завывание ветра в темные белорусские ночи обере­гала чернокосая Баян военный прифронтовой мост.

— Однажды я заметила двух крестьян. Они шли оврагом и тянули за собой санки с соломой. По этому оврагу обыкно­венно никто не ходил. Я стала наблюдать. Путники немного задержались под мостом, а когда пошли дальше, то соломы на санках уже не было. Я окликнула этих людей, но они резко прибавили шаг. Тогда пришлось открыть огонь из винтовки. Одного подбила, второго задержала. «Мужички» оказались ди­версантами, а под соломой они везли взрывчатку.

Орден Красной Звезды был первой наградой смелой и со­образительной девушке.

В заметенном снегами блиндаже неподалеку от моста жили они —три подруги: Баян Байхожина, Вера Короткова и Ксения Божко, три скромных солдата дорожного батальона, три про­стых советских девушки.

А фронт уходил все дальше и дальше.

Девушек тянуло ближе к боям, они мечтали стать снайпера­ми или пулеметчицами, они даже стыдились писать домой письма.

— Мы же были между фронтом и тылом и совсем не ви­дели войны. А дома, небось, думали... — точно в чем-то оправ­дываясь, говорит голубоглазая Ксения, по-мальчишески задор­но вскидывая опустившийся на лоб локон белокурых волос.

Подруги не только мечтали, они стали писать рапорты, до­биваясь отправки в действующую часть.

Девушки добились своего. Командование удовлетворило их -просьбу, и подруги уехали в район боев.

Не прошло бесследно время службы в дорожном батальо­не — Баян научилась владеть оружием и в снайперской группе приобрела хорошую славу.

Девушка умело выбирала засады, терпеливо, как степной охотник, выжидала и высматривала врага, чутким ухом ловила каждый звук и шорох вокруг, пули ее не знали промаха.

Скоро вся дивизия узнала о Баян. Из своих засад она уби­ла девять гитлеровцев. Орден Славы был второй наградой, за­служенной уже на поле боя.

Просторы Белоруссии, Литвы и Польши прошла в горячих боях девушка из Чингиз-тау. Настал давно желанный день. Воины Советской Армии ворвались в логово фашистского зве­ря. Вместе с боевыми товарищами шла Баян по вражьей земле.

В предместьях Гинденбурга был особенно ожесточенный бой. Гитлеровцы отбивались с чердаков, из подвалов строений, устра­ивали засады в самых неожиданных местах.

Баян и ее друг по оружию сержант Иван Вараксин засели за кирпичными стенами. И отсюда сверху они выслеживали свои цели и снимали меткими выстрелами засевших в домах гитле­ровцев.

Острый осколок поранил Баян щеку. Командир приказал ей пойти в санбат, но девушка сама перевязала рану, и на улицах горящего поселка ее видели в первых рядах наступающих солдат.

— Пятнадцатого фашиста я убила в этом городе. И орден Отечественной войны получила здесь.

Глаза Баян блестят ярким, глубоким светом.

Мы прощались на террасе, обвитой желтым прошлогодним плющом, слегка запорошенным свежим, только что выпавшим снегом.
До встречи в Берлине! — донесся мягкий, негромкий го­лос Баян, когда закрывалась калитка.
До скорой победной встречи в Берлине, родная Баян!
(Воен. корр. "Правды").
Германия, Гинденбург.

Изображение: 

Ищу инфы о 137 гв.ап

 

 


Владелец домена, создание и сопровождение сайта — Елена Сунгатова.
Первоначальный вариант Книги Памяти (2007 г.) предоставлен — Михаилом Черепановым.
Время генерации: 0.150 сек